Анна – ведущая «литературных вечерочков», сообщества,  в котором начинающие писатели и поэты декламируют свои произведения и делятся опытом друг с другом. Поговорили о литературе, типичных ошибках молодых авторов, теории буржуазного коммунизма и о жизни вообще.

 

 

Как пришла идея организовать «Литературный вечерочек»?

Я всегда хотела открыть место для литераторов, где они могли бы собираться и не только обсуждать литературу и быть ее частью, а просто даже для того, чтобы они друг друга знали. Не зря в статусе «вечерочков» в группе ВК написано «литературное семейство». Это в первую очередь не литература – это содружество.

Я думала, что начну с университетских лет – открою свой литературный клуб и буду как-то развиваться в этом направлении. Планировала, что поступлю в Литературный институт имени Горького, и все будет очень хорошо. Но я не поступила. А в марте мой мужчина сказал: «Аня, делай это сейчас». И у меня так все время! Мне нужен человек, который будет говорить: «Аня, давай! Вперед»!

Сначала нас было шестеро, мы все собирались у меня в квартире. Тусили – ну там кальян, вино… Читали и обсуждали свои тексты. Нас становилось все больше, и потом мы перебрались в библиотеку.

Ты говорила, что в будущем хотела бы открыть свое литературное кафе. Что бы там происходило?

По сути – это обычное кафе. Я очень люблю винтаж, Америку 60-80-х годов. Я бы хотела сделать кафе в лаунджевом варианте. Конечно, для различных посетителей. Но в первую очередь, это был бы литературный салон, без задатков какой-то противной буржуазии, где все замешано на деньгах. Хочется создать именно семейную атмосферу, уют.

У тебя какое-то отторжение к материальному миру?

Да, безусловно. Во-первых, я дочь своего отца. Конечно, у меня есть мама, и она дала мне какие-то женственные начала, но с философской точки зрения меня воспитывал именно отец. Мы с ним очень часто обсуждали понятие коммунизма. Многие считают, что это утопия, но мы думаем иначе. Я вообще считаю: чтобы с физикой все было в порядке, должно быть все в порядке в голове. Даже если у тебя какая-то смертельная болезнь или еще что-то в этом духе, по-любому, ты можешь взять и вылечить сам себя.

У меня отторжение к физическому, потому что люди, помешанные на физическом, забывают о метафизике. Забывают, что она важнее. Метафизика -  это в первую очередь мысли. То, о чем мы думаем, о чем мечтаем. Это чувства и эмоции. Например, у меня с детства была мечта, еще в 2012 году - я хотела съехать от родителей. Я всегда говорила, что даже если в 18 лет у меня не будет ни денег, ни друзей, вообще ничего – я все равно съеду. Возьму чемодан и уеду. Просто в никуда. Мне было плевать, где я буду жить, что я буду есть – это не важно. Важен этот дух свободы и дух ответственности. Ты отвечаешь за свои поступки. Не для кого-то живешь, а для себя.

Ты упомянула, что ты коммунистка. Немного нетипично для наших дней…

Есть такая теория, мы придумали ее с одним человеком. Теория буржуазного коммунизма. Звучит, конечно, бредово, но…коммунизм почему прогорел? – Потому что Ленин решил, что все могут внезапно начать жить без денег и делиться своим. Он исключил человеческий фактор, а этого исключать нельзя. Даже если будут деньги, коммунизм возможен, и Маркс об этом писал.

Я считаю, что человеку в месяц нужно примерно 60 тысяч рублей, и он будет абсолютно счастлив. Можно и снимать квартиру, и в рестораны ходить, и все такое. Просто сделать так, чтобы у всех было много денег. Если на деньгах мир уже замешан, то в случае их отмены начнется деградация, и мы вернемся к обществу, в котором существовал обмен. А это, сам понимаешь…Как ты обменяешь носок на машину? Конечно, это невозможно. Деньги важны как само понятие, не как бумажки. Это может быть все, что угодно – баллы на карточках, например. То есть, ты сделал какую-то работу – получил баллы, на эти баллы ты можешь что-то купить. Это и есть теория буржуазного коммунизма.

Ты говоришь, что 60 тысяч достаточно, но ведь люди такие существа – им всегда мало. Когда у тебя 60, тебе хочется 100 тысяч, когда есть 100, хочется 300 и так далее.

Вот это и есть человеческий фактор. Чернышевский, по-моему, писал о том, что достаточно двух тысяч человек, чтобы создать идеальное общество. Начать с малого, создать маленькое сообщество и постепенно дорастить его до двух тысяч, а затем люди уже сами будут подключаться. Они поймут, что какие-то их загоны и мысли о материальном не настолько важны. Люди увидят: вот две тысячи человек живут в гармонии. Это удивительно, мы тоже так хотим! Почему мы не живем в гармонии? Почему у нас войны, коррупция и все эти глобальные проблемы? И подтянутся. Я считаю, что это возможно.

А какие еще порядки были бы в этом сообществе?

Идеи у меня есть, но я считаю, что пока еще недостаточно развита, чтобы их как-то объяснить. Я знаю, что в человеке должны быть три качества, мною выверенные: искренность, ответственность и целеустремленность. Без этих трех качеств человек вообще ничего не может сделать и ничего из себя не представляет. Жизнь - в деятельности, без нее - лишь существование. Соответственно, если человек не просто поймет головой, что врать это плохо, а действительно как-то внутри себя осознает, устаканит и положит себе на подкорку, то тогда все получится. 

На «литературных вечерочках» творчество людей зачастую подвергают критике. Что, если человек разочаруется в себе и вообще больше ничего не напишет?

Такое было. Я критикую всегда жестко. Я прямо говорю человеку: «Здесь – отстой. Хочешь – развивайся. Не хочешь – не развивайся». Это их проблемы. Если текст хороший, я скажу, что он хороший. Если текст плохой, я скажу, что он плохой. Если текст ужасный, я тем более скажу, что он ужасный. Никакого сюсюканья. Ты пришел показывать свои вещи, чтобы их оценили – получи оценку и не надо ныть, если тебе эта оценка не нравится.

Но ведь многие творческие люди очень ранимы. Не боишься их обидеть?

Нет, вообще не боюсь. Всегда в лоб все говорю. Ложь во благо  - это все равно ложь.

Можешь назвать книги, которые тебя поразили?

Банально, но «Война и мир». Эта книга сделала меня патриотом. Я никогда не любила Россию, но когда прочитала «Войну и мир», изменила свое отношение в корне. Я поняла, насколько мы действительно мощная страна. А вторая книга – «Братья Карамазовы», но только первые два тома, поскольку третий и четвертый пересказывают два первых с точки зрения юриспруденции. Там очень интересная теория любви деятельной.

Когда мы восхищаемся людьми, говорим, что мы их любим, испытываем какие-то эмоции от того, что они делают - это все очень просто. Да, конечно, поддерживая их и говоря им какие-то приятные вещи, мы поступаем хорошо. Но если мы берем каких-нибудь бомжей, пьянчуг, наркоманов и любим их больше, то в этом и заключается любовь деятельная. Я придерживаюсь этой теории, она мне очень понравилась. Когда я читала первые два тома, мне все время казалось: я же об этом думала! Как я могла сама этого не понимать!

А за что любить пьянчуг, наркоманов? За что ими восхищаться?

Это точно не жалость… Просто желание помочь. Если ты делаешь что-то для мира, нужно начинать снизу. Если менять верхушки, по сути, может ничего и не измениться. Менять нужно корни. Если дерево гниет, оно гниет корнями, а не листочками.

Думаешь, таким людям можно как-то помочь?

Я считаю, что да. И у меня был такой опыт. Я вообще люблю разговаривать с людьми на улице. Однажды рядом с домом меня остановил один человек и попросил с ним поговорить. Минут тридцать он рассказывал о том, как его помотало по жизни: как он отсидел в тюрьме, как он пил, и что не знает, где будет ночевать. Я ему сказала, где он может найти кров бесплатно. Где он может покушать и как со мной связаться, если что. Какую-то лепту в его жизнь я внесла, попыталась что-то сделать, по крайней мере. Может, это эгоистично...По сути все добрые поступки мы совершаем немножечко и для себя, но все равно мне кажется, что это хорошо – помогать таким людям. Хоть как-то.

Эти люди оказались на дне потому, что сами виноваты или это просто злой рок?

Никогда не сбрасывай ничего на судьбу. Если что-то плохо – ты в этом виноват. Нельзя так просто брать и перекидывать вину на другого, или на судьбу, или на Бога. Это глупо. Конечно, люди виноваты сами, но несмотря на это, им стоит помогать. Они запутались, но распутать ниточки можно всегда.

Давай вернемся к творчеству. Какое творчество тебя цепляет?

Эмоциональное, конечно. Не обязательно писать о каких-то проблемах современности. Можно писать и о природе так, чтобы это трогало. Но такое возможно только в том случае, если слова на месте стоят. Это невозможно понять –  можно только почувствовать. Никогда не подберешь  правильное слово, если будешь копаться в словарях, но когда слово на месте, это чувствуется.

Еще мне близко творчество крика, когда ты кричишь о том, что происходит. В моей жизни много чего плохого произошло и мое творчество в основном депрессивное. Конечно, есть и любовная лирика, но в основном именно кричащее. Кричащее стихотворение – это не совсем протест, это не совсем «давайте все поменяем прямо сейчас». Нет. Это как цунами. Ты просто берешь и обволакиваешь человека целиком своей эмоцией. Негативные эмоции больше цепляют, чем позитивные, естественно.

Можешь назвать каких-то ярких представителей «творчества крика»?

Понятное дело, Маяковский. Безусловно, Мандельштам. Это вообще мой любимый поэт. Он был настоящим засранцем! Как можно было написать фельетон на Сталина и подумать, что тебя не сошлют! Вот, что я называю настоящей правдой. Он просто говорил, что думал, и ему было по фигу, умрет он или не умрет, расстреляют его или не расстреляют. Просто сказал то, что думал. Все.

Не все готовы страдать за правду...

Да, наверное. Это все общество потребления с нами делает. Люди зациклены на физике. Что им первое приходит в голову, когда они думают о том, чего хотят?  - что покушать, где поспать, какие фильмы посмотреть. Развлечения, развлечения, развлечения… Поэтому борцов за правду, за настоящую истину – их очень мало.

А что должно двигать людьми вместо развлечений?

Цель. Любая цель, которая идет во благо не только тебе, но и человечеству.

Как тебе удается это делать?

Я разговариваю с людьми. Мне это очень хорошо удается. У меня сильная позиция. Вообще, я считаю себя слабо-сильным человеком, я все-таки женщина. Но все же больше сильной. И когда человек приходит ко мне с какой-нибудь проблемой или даже без проблемы, я ему рассказываю какую-нибудь свою теорию. То, что я пережила или то, что я думаю на данный конкретный момент. Перенимая эту теорию, человек улучшает свою жизнь.

У тебя в профиле ВК написано, что ты находишься в поисках гармонии, счастья и вдохновения. А как ты их ищешь?

Это дело момента. Я знаю, что  мне нужно для гармонии, но сейчас мне эта гармония не особо нужна. Я только вхожу в студенческую жизнь, и как один умный человек мне однажды сказал: «Студенческая жизнь – это выбор. Каждую секунду ты делаешь какой-нибудь выбор. Идти тебе на пары или нет, пить тебе с этими людьми или с другими». Перед тобой появляется куча разных возможностей. Скорее всего, гармония достигается в старости – тишина, спокойствие, уют, семейность. А сейчас – это жизнь. Она бурлящая. Когда ты просто идешь семимильными шагами вперед.

Напоследок вот о чем хочу тебя спросить. Ты же много общаешься  с творческими людьми. Можешь назвать какие-то типичные ошибки молодых литераторов?

Очень часто люди пишут о том, чего не знают. Например, о смерти или о войне. Если человек не пережил смерть близкого или смерть друга, нельзя писать об этом. Это будут не те абсолютно чувства. Тот же Достоевский – у него в книгах все время просматривается этот момент. Его хотели казнить, и он практически дошел до эшафота. Поэтому он знает, что такое смерть и когда он об этом пишет, мы это чувствуем. Произведение не может тронуть, если человек, пишущий его, не пережил того, о чем он пишет.

А что касается поэзии – это простота. Люди цепляются не за что-то интересное, а за банальности и пытаются об этом написать. Слова простые, нет никакой технической доработки. А мы ведь конфеты любим не только потому, что они вкусные, но и потому, что у них фантики блестящие. Технический вопрос – важен.

А что вообще важнее, рифма или смысл?

Пожалуй, смысл. Потому что существует такое понятие как белый стих. В белом стихе тоже может быть очень много смыслов. Даже больше, чем в рифмованном стихе. 

Подписка на репортажи:

Следите за нашими новыми репортажами в социальных сетях