Поговорили с лидером группы «Тени свободы» о том, почему человечество должно объединиться. Что должно нести в себе творчество. Деньги – это зло или необходимый инструмент для того, чтобы общество не пришло в упадок? 

 

 

Иван, твоя группа называется «Тени Свободы». А свобода – это для тебя что?

Когда наша группа только создавалась, а мне тогда было семнадцать лет, у меня было одно представление о свободе. Сейчас - это прежде всего свобода от своих внутренних ограничений. Если с каждым днём мы развиваемся, мы снимаем с себя определенную скорлупу, и у нас становится больше свободы во взглядах на вещи, которые раньше казались однозначными и в чем-то ограничивали нашу модель поведения.

Простейший пример – причина, по которой я начал заниматься музыкой вообще и играть именно панк-рок. Этот жанр предполагает определенный протест, упрек в сторону общества, которое когда-то тебя отвергло. Грубо говоря, мой панк-рок начался со школы. Я всегда был очень маленьким мальчиком, достаточно зачуханным, болезненным и много парился из-за этого, считал себя неконкурентоспособным. У нас в классе были такие здоровые лбы, они играли в баскетбол, и у меня в тех условиях сложилось о себе мнение как о человеке, который не может ничего добиться.

 Естественно, тогда я этого не понимал – это я формулирую уже сейчас. Тогда во мне было неосознанное ощущение этого, и оно стало мотиватором к тому, что случилось дальше. А дальше я узнал о такой музыке как панк-рок, которая позволяет, грубо говоря, выйти из общества и сказать ему: «Я буду жить по своим правилам. Мне плевать, какие есть победители в вашем обществе. Я сделаю свое общество, где будут мои правила. И я буду жить, ненавидя ваше общество».

Ведомый этим импульсом, я писал песни, в которых было много претензий к этому миру. К тому, что в нем неправильно и что я хотел бы изменить. Мне было важно доказать миру, что я способен на что-то, и что на самом деле я всегда был сильнее тех ребят в школе. Но я это делал, совершенно того не понимая. Я думал, что у меня миссия, что у меня классная музыка, классные тексты и внутреннее я прав. Внутренне я верил, что это будет успешным, поскольку истина всегда побеждает.

Но в какой-то момент я стал понимать, что мне ничего не хочется доказывать людям. Я от этого устал. Наша группа имеет определенный успех в андеграундной среде, однако массового успеха у нее нет. И я, особенно видя примеры других групп, похожих на нашу, которые этот успех имеют, начал задаваться вопросом: что не так? Грубо говоря, ты бьешься головой о стенку, а она не поддается. Можно прилагать больше усилий, но ты все равно возвращаешься к тому, что имел в начале.

Стал задумываться, а зачем мне вообще это нужно - что-то доказать? Я стал мысленно возвращаться в прошлое и понял ровно то, о чем сейчас и рассказываю. Что все это началось со школы, и что импульс, который вел мое творчество, был вот таким. Это был импульс выяснения отношений между мной и обществом, которое живёт своей жизнью, и которому совершенно по фигу мои проблемы. Когда я это понял, я обрел большую свободу относительно того, какую музыку я могу делать. И я могу быть ведом совершенно другими представлениями.

То есть, название нашей группы теперь обрело для совершенно меня новый смысл. «Тени Свободы». Ты думаешь, что имеешь свободу в том, что ты делаешь, но ты только гоняешься за её тенью, настоящая же свобода изменит всю картину и покажет, как бессмысленна твоя беготня. Это название является прекрасной метафорой того, что со мной происходит на протяжении творческого пути, и оно нам подходит как никогда раньше.

А в чем заключалась твоя ненависть к этому обществу? Что ты считал в этом мире неправильным?

Неправильным мне казался сам мир, в самой его сути. Начиная со школы, мы попадаем в такое общество, где все завязано на конкуренции. Нас вырывают из нашей маленькой, волшебной, сказочной Вселенной, где ты являешься хорошим просто потому, что ты есть, и помещают в среду, где все решают оценки и жесткая конкуренция. Тебе уже никто не будет радоваться за то, что ты просто есть – ты должен выполнять определенные задачи. Чем лучше ты их выполняешь, тем больше тебе достается благ, так тебя учат. Поскольку я ощущал, что с этими задачами я не очень справляюсь и они не очень-то мне интересны, у меня и возникла ненависть к системе, которая ставит всех в такие условия.

Слушай, ну а считается, что конкуренция – двигатель прогресса…

Для меня это спорно. Кооперация – тоже двигатель прогресса. В иных условиях для того, чтобы продвинуться дальше, нужно действовать командой, а не соревноваться.

А что ты сейчас хочешь донести до людей?

У меня сейчас в целом два направления. Первое – в рамках группы «Тени свободы»  я бы хотел просто рассказывать людям о том, что со мной происходит. Ну вот, например, произошла со мной эта трансформация, я о ней рассказываю и в песнях. Есть песня, посвящённая конкретно тому, о чём я выше говорил, она выйдет на ближайшем релизе. Это может дать определенный инструмент таким же людям как я понять какие-то похожие вещи. Группа, наверное, является дневником моих внутренних открытий себя.

А второе направление – это то, что появилось не так давно и связано с тем, что я взглянул на музыку совершенно по-другому. Мне интересна просто музыка без какого-то бы то ни было идейного посыла. Я бы хотел играть что-то такое, но пока это только в голове. Оно еще только зарождается.

Разве может быть творчество без какой-то идеи?

Конечно, нет. Я имею в виду без идейного посыла, близкого тому, что было раньше. Связанного с моей персоной. Что-то абстрактное, может даже абсурдное. Абсурд – тоже идея.

А есть ли что-то, что тебе и сейчас в окружающем мире не нравится?

Мир, конечно, мог бы быть лучше. В нем много несправедливости. Что мне больше всего не нравится – это то, что люди очень разобщены и не понимают, что они одно целое. На протяжении довольно долгого периода времени люди формировались в отдельных изолированных общностях, и сейчас, в информационный век, они сливаются в одно. Интернет и прочие технологии позволяют сообществам интегрироваться, и я считаю, что это очень хорошо. Но это происходит слишком медленно. У людей остались идеологические скелеты – у наций, у определенных групп. Они мешают этой интеграции и порождают конфликты.

А в чем выражается то, что мы единое целое? Взять какого-нибудь художника и бизнесмена – что у них вообще общего?

Проще перечислить, что у них разного. Общего у них – 99,9 (или сколько там) процентов генов. Они оба принадлежат к одному биологическому виду. У них разные роли в спектакле жизни, условно, но спектакль один. Разве этого мало?

Ты имеешь в виду, что хочешь мир без войн, где все друг за друга горой?

Банально, я понимаю, но в целом да. Я считаю, что человечеству надо решать более насущные задачи, чем те, что сегодня решаются. Например, как нам всем выжить. Очень много людей на планете, она очень загрязнена, ресурсы истощаются. Это проблема, которая встанет перед всеми нами в полный рост, и пусть сейчас это не кажется актуальным, лет через 50-70 всем нам придется как-то изменить свою парадигму с того, что я - русский или я - китаец на то, что я житель Земли, и все мы должны работать сообща. Для того, чтобы решить экологические проблемы, нужны совместные усилия многих стран, совместная постановка задач, совместное финансирование. Одна страна не может решить все проблемы на Земле – только вместе. Поэтому я за то, чтобы все постепенно сходились, сплачивались. Тут нам конкуренция уже не поможет, только кооперация.

Ты не думаешь, что такие проблемы не особенно волнуют людей? Им бы денег побольше, и хер бы с ней, с этой экологией.

Мир неравномерно развивается. К сожалению, основная часть людей на Земле занимается выживанием, и я в том числе. Но это не значит, что так должно быть. Прогресс идет вперед, где-то больше, где-то он не идет совсем.

У тебя есть ощущение, что твои поклонники тебя слышат и чувствуют, что ты хочешь до них донести? Я иногда смотрю концерты и вижу безумную толпу, которая кричит: «Е! Круто! Давай еще». Они кайфуют, им клево, а в чем смысл песен – да им все равно. Они даже не вникают.

Кто-то слышит, кто-то нет. Людям всегда интересны они сами. Любому человеку больше всего интересен он сам. И когда ты поешь про себя – они слышат про себя, и это заставляет их чувствовать родство с тобой.

Можешь вспомнить моменты, когда ты ловил себя на мысли: вот ради этого я и занимаюсь творчеством?

Да, это сольные концерты, как правило, в Москве. Хотя и не обязательно – любой концерт, куда пришло много людей, желающих тебя слышать. Вообще обмен энергией со зрителями  – очень важная штука. Ты приходишь, делаешь первый энергетический выстрел, и тебе это сразу возвращается. В такие моменты ты ощущаешь, что ты на своём месте.

В этом смысле мне запомнилось выступление группы «Pennywise», на концерте которых я как-то был в качестве зрителя - это панк-рокеры из Калифорнии. Они местами лажали, но при этом они настолько харизматичны, что не обращаешь на это внимания. Очень высокий уровень уверенности людей в себе. Несмотря на то, что какая-то нота где-то не к месту, все равно классно – есть ощущение праздника.

А откуда берется эта уверенность?

Она зависит от соотношения количества внутренних побед к внутренним поражениям. Если ты в этих конкретных условиях больше побеждал, чем проигрывал, ты будешь позитивно оценивать свои шансы. Побеждать - привычка.

Тут важным подспорьем является условие, что ты точно знаешь, что занимаешься своим делом. Если это так и дело тебе нравится, ты занимаешься им с удовольствием, то и прогрессируешь быстрее. Когда ты быстрее прогрессируешь – люди это ощущают, и ты становишься непобедимым в своей голове. Это и есть уверенность. Но главное – понять, что это твое дело, любить его.

Многие в школьные годы создают свои музыкальные группы, держа в голове такую мысль: вот я добился признания, отыграл концерт и могу увести домой любую девушку, которая мне понравилась. Это правда или это такие мальчишеские фантазии?

Если это не стопроцентная правда, то по крайней мере 80-и процентная (смеется. прим ред). Возвращаясь к моей школьной истории, музыкальная группа была хорошим способом повысить мои шансы в этом деле. Но, конечно, я это отрицал. Да вы что, мне это не интересно, я за идею! Кого тут обманывать, ты стоишь в луче прожекторов, показываешь себя. Конечно, в этом случае ты сразу чувствуешь себя особенным, и это придает уверенности.

Но вообще нет, конечно же, не любую. Я так скажу: наша группа в записи альбомов преуспела гораздо больше, чем порабощении женских сердец (смеется. прим ред). Вернее, я буду говорить за себя. У меня есть любимая жена, и я счастлив с ней. Меня с ней, кстати, свела музыка. Если бы я не пел песни, мы бы никогда не встретились. Я пел в одной группе, она в другой, у нас оказался общий знакомый, так все и закрутилось.

Многие яркие творческие люди достаточно рано уходили из жизни – Есенин, Маяковский, Летов, Кобейн и другие. Почему так происходит? 

Мне трудно судить, могу только пофантазировать, попредполагать, особенно, что касается Кобейна и т.д. Я думаю, что они поняли слишком многое. Естественно, не без помощи наркотических средств, но в целом они обрели те знания о жизни, которые не совместимы с самой жизнью. Они поняли настолько много, что жизнь потеряла всяческий смысл.

Это что-то настолько ужасное?

Это не ужасное – это просто больше жизни.

У тебя есть предположения, что это может быть?

Нет. Поэтому я до сих пор жив.

Ну а ты вообще копал в ту сторону?

Немножечко копал, да. Я тут скажу так. Все эти средства - это инструмент. Каждым инструментом нужно уметь пользоваться. Молотком можно забить гвоздь, а можно ударить. Кого-то этот инструмент может убить, кому-то может помочь понять что-то новое. Тут невозможно просчитать заранее, куда всё пойдёт, в этом проблема. Но чаще всего бывает так, что люди, которые ищут забытья в этом - пропадают, но люди, которые ищут знаний, могут прийти к интересным для них результатам. 

Тебя не бесит, что наш мир очень материальный и вместо того, чтобы заниматься творчеством, ты вынужден думать о хлебе насущном?

Конечно, меня это бесит. Каждый день я провожу в размышлениях…вернее это просто идет эмоциональным фоном, что нужно обустроить свою жизнь таким образом, чтобы не приходилось каждый день батрачить. Конечно, меня это раздражает, и у меня есть ощущение, что мир умышленно так устроен людьми, которые его контролируют.

Согласись, если каждый из нас получит возможность не только себе на хлеб зарабатывать, но и размышлять, что-то придумывать, то люди, у которых сейчас власть, ее потеряют. Всё будет капитально перестроено. Они не смогут удержать людей, если начнет развиваться независимое от системы власти мышление. Все разрушится. Это очень болезненная вещь, очень болезненная перемена. С одной стороны, меня это бесит, с другой – я понимаю, почему все оно так, а не иначе.

Как ты считаешь, а кто это все контролирует? Какое-то тайное правительство?

Я думаю, в этом вопросе вполне достаточно тех правительств, о которых мы прекрасно знаем и так. Они видят угрозу – они ее нейтрализуют. Уровень нашей жизни как будто искусственно держится, чтобы нам всегда не хватало, чтобы мы были повязаны в этом. Мне кажется странным, что жизнь устроена таким образом, что вроде бы и есть что-то у человека, но ему всегда хочется больше. У него есть иллюзия, что он может это большее получить. И он гонится за этим постоянно, всю свою жизнь. Маркетологи отлично умеют вести человека за эту ниточку, подкладывая ему кусочки…

А мир мог бы быть устроен как-то иначе?

Честно говоря, не представляю, как такой мир мог бы появиться сегодня. Если бы были какие-то признаки этого, возможно, у меня появилась бы какая-то картина… Но в целом, я думаю, что мир, конечно, очень зациклен на консюмеризме. Даже несмотря на то, что у нас появляются какие-то новые технологии, они, как правило, подчиняют нас той же цели – потреблять дальше. Потребить раньше, чем ты успел об этом подумать. Питаться этой иллюзией, что мы можем подняться выше, питаться ею всю жизнь.

Единственные, кто имеет определенные знания, наверное – это какие-то тибетские мудрецы. Очень условно сейчас говорю. Они ближе к ответам, их жизнь осознаннее. Они не бегают за кусочками сыра. Но вставая на этот путь, ты, вероятно, обрекаешь себя на изоляцию от окружающего мира. Это шаг невозможный для большинства.

А вообще музыкой реально зарабатывать деньги?

Да, реально. Но такой как у нас – очень сложно. С таким подходом, как у меня был все эти годы – просто невозможно. Сейчас у меня немножко изменилось отношение к этому в связи с теми переосмыслениями, о которых я говорил. Раньше мне казалось, что нужно принципиально идти против вкусов общества, чтобы мир признал тебя таким, какой ты есть. Сейчас я понимаю, что поскольку я не борюсь с обществом, я могу со спокойной совестью, не изменяя себе, делать музыку, которая будет нравиться не только мне, но и большому количеству людей. Чтобы зарабатывать музыкой, в ней должно быть что-то, что будет резонировать в умах людей, будет им близко. То, что станет инструментом или иллюзией этого инструмента, который, как они считают, нужен в их жизни.

Протест по-моему весьма актуален сейчас. Почему ты от этого отходишь?

Потому что мне стало казаться, что музыка – слишком великая вещь, чтобы фокусировать ее на человеческой возне и, в частности, на политике. Ни одна панк-группа еще не свергла правительство.

Я не берусь залезать в голову подобным артистам и как-то судить, но в этом всём не так уж много действия, как кажется. Тут всё двойственно. Может, я как-то цинично стал смотреть на это, но мне кажется, протестующая группа существует не для того, чтобы реально на что-то смотивировать (если не говорить совсем о “трушных” андергаундных чуваках), а для того, чтобы собрать под собой людей, которые просто согласны с тем, о чём она поёт. Продать этим людям футболки со своей символикой и т.д. Ну, то есть, это выглядит как просто заполнение определённого сегмента рынка. Те, кто не хочет про протест слушать - покупайте футболки вот этой группы. Те, кто хочет про протест - покупайте вот эти футболки. А музыкальные группы - они просто играют, их задача существовать и выпускать релизы. Они бросают такую же ниточку, такие же кусочки сыра. Они дают надежду, являются символами для людей, символами борьбы.

Понятно, что группы не делают революций. Но, возможно, они вдохновляют людей на это? Или все это не искренне, а лишь коммерческое использование востребованной темы?

Я думаю, что и то и другое. Искренне ли это? Да. Иначе ты не сможешь написать крутых песен, которые тронут людей. Есть ли коммерция в этом? Да. Иначе ты не сможешь нормально творить дальше из-за того, что тебе придется зарабатывать деньги в другом месте.

Правда никогда не бывает белой или черной. Я не буду отрицать, что тексты у таких групп искренние, творчество искреннее, но все это вполне гармонирует с коммерцией, против которой по идее ведётся борьба. Это есть все, это существует, у меня нет к такому явлению претензий. Единственное, мне сложно быть частью этого сейчас, потому что если ты хочешь вдохновлять на революцию, условно, ты должен быть готов идти в первых её рядах, взять на себя роль её символа и вести всех. Я так себя не ощущаю. 

Можешь дать какие-то советы начинающей группе, которая хочет добиться успеха?

Не начинайте!!!

Почему?!

Не надо делать музыку, чтобы добиться успеха. Музыку надо делать для того, чтобы делать музыку. Если цель - успех, то его не будет. У меня есть много примеров среди знакомых музыкантов, которые хотят добиться успеха. Они отлично играют на инструментах, технически подкованы. При этом, что касается содержания того, что они делают,  как бы так сказать… В них как в артистах есть только одна идея - Я АРТИСТ, Я ДОКАЖУ ВСЕМ, Я ПОКОРЮ ВАШИ СЕРДЦА, Я ИЗБРАННЫЙ. Как-то так автоматически получается, что такие артисты всегда хотят сделать что-то, что выстрелит, чего все вокруг ждут, но они промахиваются, они отстают во времени, их внимание не направлено вовне - только вовнутрь, на свои неосознанные комплексы. Я сам грешил такой фигнёй. Чтобы добиться успеха, нужно просто заниматься творчеством, которое тебе нравится. Не для того, чтобы кого-то удивить, а так, чтобы тебе это нравилось наедине с собой, перед лицом пустоты и вечности. Вот тут не врать себе оооочень сложно, но ооочень важно. И вот в этом случае, при условии, что твои вкусы совпадают со вкусами общества, тебя может ожидать успех.

Но ты ведь  в начале нашего интервью сам сказал, что в своих песнях ты рассказываешь про себя. Получается, твой взгляд тоже направлен вовнутрь.

Есть огромная разница в том, чтобы петь о своих переосознаниях, делать какие-то признания, и тем, чтобы позволять своим внутренним комплексам и нерешённым проблемам вести своё творчество.

Я всегда, на самом деле, говорил про себя в своих песнях. Песня про то, что мне не нравится что-то в мире, она тоже про меня. Песня про то, скажем, что телевидение врёт - она про меня. Она на самом деле не про то, что телевидение врёт. Она про МОЙ взгляд на это, про то, что я достаточно наблюдателен, чтобы это увидеть, и достаточно остроумен, чтобы выразить это в песне. Вот, про что это. Посмотрите на меня, как я вам!

Но сейчас всё немного изменилось. Сейчас, когда я понял, что всегда пел про себя, я просто решил убрать эти лишние метафоры, и петь про себя в открытую, про того себя, каким я являюсь на самом деле, каким я являюсь для себя самого, а не для всех. В этом намного больше искренности, на это больше откликаются люди (потому что, опять же, видят своё отражение в этом).

Можешь предостеречь начинающие музыкальные коллективы от каких-то ошибок? 

Нужно стараться, как уже было сказано, поменьше врать себе насчет того, для чего ты все это делаешь. Вообще, как мне кажется, процесс взросления в принципе связан с тем, что ты меньше врешь себе. Ты больше узнаешь о себе и большее принимаешь. Это как будто процесс разрушения каких-то шаблонов и моделей поведения, которые у тебя выработались в детстве. На месте этого пепелища ты можешь построить что-то новое, уже приняв мир и какие-то новые обстоятельства. Поэтому мой совет такой – старайтесь как можно больше разбираться в себе.

Если не заниматься самоанализом, можно всю жизнь потратить, убеждая  других, что ты крутой и бегать как белка в колесе. Но на самом деле ты просто выясняешь отношения с самим собой. Даже не выясняешь – ты заложник своих собственных иллюзий о себе и о мире. От них надо как можно быстрее избавляться.

И все же, давай про успех. Как вашей группе удалось пробиться?

Не стоит забывать, что нам уже 14 лет. Но ирония вот в чем. У нас есть последний альбом, он называется «Эволюция оскорбляет». История его написания такова. Когда в моей голове уже  зародились мысли, что с нашим творчеством что-то не так… Вернее, когда я понял, что устал вот от этого нашего протестного образа (ещё не осознавая, почему), меня посетила мысль: почему бы не сделать такой альбом, какой мне на самом деле  хочется? Такой альбом, который бы я записал, оставайся мне жить на этом свете еще две недели.

Вот представь, у тебя осталось всего две недели. О чем бы ты написал? Есть что-то такое? Самое главное? Я таким образом вытащил из себя что-то более сокровенное. Это, конечно, всё ещё безумно далеко от САМОГО сокровенного, но извините, этой мой первый шажок в эту сторону.

И это, конечно, песни не о политике. За две недели до смерти ты не будешь петь ни о чем таком. Ты будешь петь о близких людях, о себе, о том, что есть жизнь в твоем представлении. Мыслить о максимально глубоком.

Я начал писать эти песни, и они сильно отличались от того, что было раньше. Я стал думать: люди этого не поймут. Это перемена и достаточно сильная. Но в итоге все оказалось наоборот. Количество наших поклонников значительно прибавилось, и дела пошли в гору. Не могу сказать, что мы прям взлетели, но позитивная динамика точно есть. Люди прочувствовали этот альбом, услышали эти мысли, увидели в них себя. Они поняли, что перед ними никто не пытается ничего из себя изображать. Не пытается вести какую-то свою игру, используя музыку. Какую-то игру, в которой они ничего не понимают и в которой они являются посторонними по сути.

Этот альбом, он как будто получился подарком для всех - и для людей, и для нас самих. Он получился ЛУЧШЕ. Я так и хочу дальше делать. 

Подписка на репортажи:

Следите за нашими новыми репортажами в социальных сетях