Роман Качанов – автор таких известных фильмов как «ДМБ», «Даун Хаус», «Гена Бетон» и другие. Поговорили об искусстве, о том, сложно ли пробиться на большую сцену и новых проектах режиссера. 

 

Мне хочется сделать немножечко лучше мир вокруг. Я его не сделаю тотально лучше, но один человек сделает немного, другой…Глядишь, так равновесие и удержится. Хочется, чтобы у людей настроение появлялось, мысли каике-то. Чтобы люди получали веру в жизнь. Это вообще цель искусства. Искусства и религии. Но религия – это немного другая история, а цель искусства – человек, его заботы. Заботы, боли и горести.

Мы непрерывно меняемся под воздействием разных факторов, одним из этих факторов является искусство. Изменения происходят каждый день. Меняются клетки в организме, меняются наши взгляды. Причем это происходит, как правило, незаметно. Я не говорю о «Взглядах» с большой буквы, но, например, сегодня тебе нравится футбол, а завтра уже меньше. Сегодня тебе хочется съесть борщ, а завтра вообще есть не хочется. Значит, у тебя внутри идут какие-то перемены. Это все очень глубокие вещи, на самом деле. Сознание, подсознание. Душа человека всегда находится в движении.

А вот судьба меняться не дает – судьба человека ведет. Она вводит человека в рамки. Я за свободу. За свободу творчества и за свободу внутреннюю. Люди обычно говорят: нами правят диктатор, дайте свободу. Все считают, что если поменять одного диктатора на другого, то возникнет свобода. Но если ты внутри свободен – да наплевать тебе на всех этих диктаторов.

У России непростая судьба, что уж там говорить. Есть страны без особой судьбы, там попроще. У нас климат сложный, международная обстановка. Вот Куба тоже страна со сложной судьбой, но там все танцуют. Тепло потому что. А, попробуй, потанцуй, порадуйся при минус сорока.

При этом я бы не сказал, что вокруг все мрачные. Это просто тренд такой, что если ходить и улыбаться – все решат, что ты сумасшедший. Не забывайте, что мы еще живем в советском прошлом, оттуда ноги и растут. Тогда при общей стабильности и при отсутствии тех траблов, которые существуют сейчас – инфляции, санкций - тоже народ был не особенно веселый. Все ходили, озадаченные строительством коммунизма. Вот так до сих пор чего-то и строят. Хотя я бы не сказал, что все так плохо – я вижу и веселых людей на улице.

Молодежь очень радует. Она, по-моему, прекрасно ограждает себя от этих взрослых недугов - уныния и безысходности. Недавно я был председателем жюри на фестивале «Мир вокруг нас» - это фестиваль студенческих фильмов, и надо сказать, что там были картины, которые меня просто поразили! Очень продвинутые. Сделанные на таком уровне, что мастерам нужно очень внимательно подходить к своему творчеству, чтобы студенты первого-второго курса их не переплюнули.

Я не могу сказать, что есть разница в подходе к кино, к творчеству у молодежи и уже взрослых, поживших на свете людей. Многое зависит от самоощущения человека. Можно в 30-40 лет чувствовать себя стариком, и я, к несчастью, знаю много таких людей. А можно в 70-80 чувствовать себя молодым. Когда человек перешагивает определенный возрастной барьер (в 19-20 лет), уже работают законы, которые и до самой пенсии не меняются.

Вообще хочу сказать всем молодым людям - ничего не бойтесь, и у вас все получится. Внутри вас огромный потенциал, и это нужно понимать. Мы живем на Земле, где нас ничто не ограничивает, наших возможностей для самореализации. Кто-то скажет, что ему мешает отсутствие денег, но деньги – это не цель, а средство. Если считать деньги целью, то их скорее всего не будет. Обычно так богатые люди говорят, но это действительно так. Если ты относишься к деньгам как к средству, если у тебя реальные чистые помыслы, то ты эти помыслы и осуществляешь.

Сейчас пробиться на большую сцену в миллионы раз проще, чем было при советской власти или в 90-е, годы, когда всем все было все равно. Многое зависит от энергии и от внутренней харизмы. А без харизмы зачем пробиваться? Ты же должен нести энергию, передавать ее людям.

Все мои мечты связаны с кино. Я отношусь к тем людям, у которых нет хобби, потому что кино  - оно и хобби, и жизнь, и мечта. Есть, наверное, еще какие-то мечты, но что о них говорить – их нужно реализовывать. Ну или мечтать…Тоже вариант. Потому что когда ты мечтаешь, у тебя сознание создает объемный образ, и ты уже вроде как все это имеешь. Нужно как-то так устраиваться, чтобы эти образы воплощались в жизнь.

Многие мечтают о славе, но что такое стать известным? Можно гадость какую-нибудь сделать и им стать. Про Герострата я не буду рассказывать, можете прогуглить, кто это такой был. Известным можно стать, будучи каким-нибудь маньяком. Известность – это не цель. Режиссеров еще немножко знают, а операторов, сценаристов практически нет. Но это не значит, что они не пробились. Если считать, что пробились лишь те, кто выступает в «Танцах на льду», то это немножко странно. Тогда бы не существовало ни кино, ни искусства вообще.

Нужно любить искусство, а не себя в искусстве - это путь в никуда и даже при наличии таланта и работоспособности ничего не добьешься. А что значит любить искусство? – это значит любить процесс творчества, любить зрителей и людей, которые потом придут смотреть твое кино. А когда человек любит себя в искусстве, он как раз и задается вопросами, как получить славу, деньги, чтобы тебя на улице узнавали, автографы брали. По-моему, об этом вообще думать не надо.

Критерий успеха – когда получилось. Могут быть какие-то, скажем политкорректно, замечания у товарищей-критиков и у товарищей-друзей, но когда получилось, это сразу видно. Когда ты сделал действительно классное кино, и это не цифровой поток, выражающийся в меняющихся картинках. Кино должно содержать настроение, состояние и само по себе быть образом, состоящим из более мелких образов.

Если кто-то думает – я бы пошел в банк поработал, но кино типа тоже интересно, то так не бывает…Не думаю, что у Гурченко, Эйзенштейна или Рязанова были какие-то сомнения по этому поводу – что нужно делать и как нужно делать. Хотя у них тоже дорога была не одними розами устлана. Такое ощущение лошади на свадьбе – вся морда в цветах, вся жопа в мыле.

Звездами все становятся уже после смерти. Как это ни грустно звучит. Ну или не становятся. А разговоры, что этот звезда, тот звезда – это же все чистая болтовня. Мы просто работаем. Служим людям.

Вот сейчас я собираю деньги на фильм. Это даже не фильм – это нечто большее. Жизнеутверждающая акция. Я в Фейсбуке с открытым текстом обратился к людям – давайте соберем деньги на кино, а потом отпразднуем его выход.

Свобода выражается не только в разговорах о ней, лежа на диване, но и в действиях. Когда ты свободно обращаешься к свободным людям, ты создаешь некую возможность и им, и себе, и окружающим быть свободными в том, что ты делаешь. Нет цензуры, нет заказа, нет каких-то ограничений, которые накладываются на телевидении и в кино. Там и выпивать нельзя, курить нельзя, матом ругаться нельзя, эротика как-то ограничена. Да и власть ругать не стоит. А с другой стороны, чего ее ругать – и так все ясно. Я сталкивался с цензурой. Если была возможность – уходил от этого, иногда в прямом, а иногда и в переносном смысле. Но мне чаще удавалось реализовать свою мысль, чем пойти у кого-то на поводу.  

Кино будет длиться десять минут. Но мы на это сознательно пошли. Чем длиннее фильм, тем дольше его делать. А когда денег мало – надо быстро крутиться и что-то придумывать. А с другой стороны, почему кино обязательно должно быть полтора часа? У Скорсезе фильмы по три часа сорок минут идут, у Чаплина по 16 минут.

Это не какой-то госзаказ, не какой-то блокбастер, когда все бюджетами меряются. Пилить там нечего абсолютно, весь бюджет 700 тысяч рублей. Меньше гонораров иных артистов за один съемочный день. Возможно, я нашел бы нужную сумму в фондах, в том, сем. Но в структуре кино существуют откаты, распилы. Может быть, я бы их как-нибудь минимизировал, но для меня этот проект прежде всего – вступление на территорию свободы, где еще поле непаханое, и дорожки не хоженые.

 

Подписка на репортажи:

Следите за нашими новыми репортажами в социальных сетях