Анна – профессиональный фотограф. С разными музыкальными коллективами она объездила едва ли не всю страну. Поговорили о ее творчестве, о музыке и об отличии ремесла от вдохновения.

 

Расскажи, пожалуйста, чем тебя вдохновляет твоя работа? Насколько я знаю, ты музыкальный фотограф…

Я – профессиональный фотограф, одной лишь музыкой мои рабочие интересы не ограничиваются. Но музыка – это именно то, что проникает в сердце, заставляет просыпаться каждый день и делать то, что я делаю на протяжении вот уже десяти лет.

Как ты к этому пришла?

Я занималась музыкой в детстве, и вокруг меня постоянно происходило что-то музыкальное. Мне очень хотелось быть к этому причастной. В конце школьного обучения у меня появилась первая «мыльница» и я поймала себя на мысли: «Боже мой, как же это интересно!» Мне нравилось прийти на концерт и оставить себе какой-то его кусочек, потому что, надо сказать, у меня очень плохая память. Фотография – это способ сохранить эмоцию, которая возникла, сохранить какой-то значимый момент, чтобы потом иметь возможность в него вернуться, вспомнить, как это было.

Поэтому музыка, поэтому концерты. Концерты – это такое безумное единение зрителя и музыканта. Экзальтация, экстаз, кульминация того, что вообще может случиться между слушателем и артистом.

С какими группами ты работаешь?

За 10 лет своей профессиональной деятельности мне удалось поработать с большим количеством артистов. Я очень глубоко в рок-н-ролле, в российской альтернативе:  Смысловые Галлюцинации, Гриша Ургант, Сансара, Курара, Нервы, Корней, ОбеДве и другие. Работаю с радиостанциями НАШЕ радио и MAXIMUM, была официальным фотографом юбилейного фестиваля Нашествие в 2015 году. Мои афиши для группы Lumen висели по всей стране от Калининграда до Владивостока. Мы снимали промо и мои фотографии становились обложками их дисков. Последние пару лет очень активно сотрудничаем с Верой Полозковой.

В свои 18-19 лет я объехала кучу городов с группой «Элизиум». Это был особенный опыт. Конечно, можно прийти на концерт в Москве и на все это посмотреть. Но когда оказываешься в Питере, Нижнем Новгороде, Минске, Ярославле – это всегда нечто особенное! Были фестивали, сольные концерты, сборные солянки – мне кажется, я с ними за несколько лет проехала концертов сорок, и до сих пор не до конца понимаю, как сама не устала от этого и как к сороковому концерту находила в себе силы снять что-то особенное, отличное от предыдущих 39 концертов.

По сути на сцене все те же шесть человек и не сказать, что в их поведении или внешнем виде от концерта к концерту что-то меняется. Но хочется с той же энергией, с какой ты идешь на первый концерт, запечатлеть и сорок первый. Жутко сложно, но жутко интересно! Это такой вызов, на который важно ответить красиво с фотографической точки зрения.

А как тебе это удается - постоянно видеть что-то новое?

Музыка со мной постоянно. Сегодня я проснулась, начала собираться, открыла ноутбук  и включила музыку. И дальше день «меряется плеером» («Плеер», гр. «Курара» – прим.авт.). Мне кажется, в нашем современном мире музыка стала играть роль саундтрека для очень многих людей. Ею измеряется время и пространство.

Ты говорила, что ездила в туры с группами. Что больше всего запомнилось?

Была такая группа «Смысловые галлюцинации», к сожалению, в декабре 2016 года они закончили свое существование как музыкальный коллектив.  Они играли год назад 13 апреля в Калуге в Музее Космонавтики. Это было что-то сумасшедшее! Группа, которая поет о том, что «за звезду полжизни», и у которой все творчество так или иначе проникнуто этой небесно-космической историей - и вот они делают благотворительный концерт в этом музее!

Сцена прямо посреди экспонатов. Такого даже не делали раньше! Было очень круто! Это то, что останется. Они начинали концерт с песни «Вечность встанет с нами рядом», и, мне кажется, они сами встали рядом с вечностью. Это то, что пробирает до мурашек.

Я знаю, что помимо этой вдохновляющей деятельности, у тебя есть работа, где ты, скажем так, деньги зарабатываешь…

Когда я веду свои мастер-классы по музыкальной фотографии, ко мне приходят люди с горящими глазами и думают, что сейчас они узнают секрет того, как же здесь заработать деньги. Я сразу говорю: если вы пришли сюда с этой целью, то вы, к сожалению, не по адресу. В российской музыке, в нише, в которой я работаю, денег не очень много. Надо это сразу признать, в это поверить и отпустить. Получится заработать – классно, не получится – не расстраивайтесь.

Я снимаю очень много мероприятий – мне это интересно. Бывают абсолютно разные истории: презентации, мероприятия имиджевого характера, премии журналов, лекции. Если говорить о портретной съемке, то ко мне обращаются, зная, что я люблю работать с людьми - это неиссякаемая тема для исследования и анализа.

Я вижу у тебя татушка на руке. Можешь рассказать, как ты ее сделала?

На самом деле, это не единственная татуировка, есть еще одна – на ноге. А здесь изображены магнолии. Я пару лет жила между Москвой и Киевом. Впервые я оказалась в Киеве в 2012 году, в апреле. Первое, что я увидела – город был весь в цвету. Цвел миндаль, цвели вишни, яблони, каштаны и магнолии. Я впервые увидела магнолии в цвету. Почувствовала этот аромат и поняла, что это что-то невообразимое! Почему-то в тот момент это просто перевернуло мое сознание. До сих пор не могу понять почему, но это стало своего рода правилом – каждый год я приезжаю в Киев весной, чтобы посмотреть, как цветут магнолии. Я понимаю, что они далеко не только в Киеве цветут, но почему-то тянет именно туда.

Эту татуировку мы делали с августа прошлого года. С единственным мастером, которому я доверяю на все 100%, Алексеем Бузуновым (OEUVRE Tattoo). У меня есть даже хэштег про него в инстаграме #никтонеделалмнетакбольно. Сейчас моя новая татуировка потихоньку заживает. Я спокойно терплю боль. Я знаю, зачем это все.

А почему именно этот мастер? Почему так доверяешь ему?

Мы дружим уже много лет. Познакомились в 2007 году, тогда он пел в группе. Дальше мы с ними стали делать какие-то сумасшедшие творческие съемки, это было абсолютно новым опытом. Мы очень сильно заморачивались: шили одежду, выбирали супер-локации. Не просто – встань на белом фоне и посмотри фотографу в объектив. Это всегда была концепция, всегда было приключение. И с тех пор мы дружим. Этот мастер тогда начинал делать свои первые шаги, скажем так, в причинении людям боли…

Ты сказала, что  у него особенный подход. А в чем он выражается?

Мне кажется, он очень глубоко ощущает то, что делает. В любой профессии есть  ремесленники – те, кто хорошо делает свое дело, но по четкому ТЗ, в пределах заданных границ и рамок. А есть люди, которые наполняют свое дело энергией. Есть люди, которые чувствуют это максимально глубоко. И вот эта эмпатия, чувствование меня, понимание того, как я хочу себя ощущать и что должна эта татуировка привнести в мою жизнь – это действительно очень важно и ценно.

А можно ли сказать, что когда ты музыкальный фотограф – это для тебя вдохновение, а то, где ты деньги зарабатываешь – ремесло?

Нет. Абсолютно нельзя, потому что с таким подходом очень легко… я скажу «исписаться» ну или просто начать делать свою работу. Очень страшно стать равнодушной. Не важно, какая будет эмоция, хорошая или плохая, но это обязательно должно резонировать. То, что происходит вокруг – не важно, премия журнала Glamour, чья-то лекция, или что-то еще – должно вызывать отклик. А если его нет…ну а зачем тогда это все? Я не для того выбирала эту жизнь, чтобы оставаться равнодушной.

Я часто сталкиваюсь с тем, что люди четко разделяют – с 9:00 до 18:00 я отмучился, позанимался всякой ерундой, но теперь наконец-то наступает мое время, и вот сейчас я буду получать удовольствие: писать стихи, танцевать, рисовать…

Мне кажется, это вообще боль нашего общества. Люди, даже имеющие очень большой талант к пению, балету или еще чему-то творческому, запирают себя днем с 9:00 до 18:00, чтобы потом на эти заработанные  деньги попробовать немножечко отвлечься, как будто не всерьез и понарошку. Мне кажется, если бы мы все серьезнее относились к тому, что просит душа, просит сердце, возможно, наш мир был бы светлее.

А как ты думаешь, это какая-то проблема людей или системная ошибка всего нашего общества? Если бы, например, каждый по праву рождения получал бы определенную сумму денег, то каждый мог бы заниматься тем, что его вдохновляет. 

Это вопрос про курицу или яйцо. Я тоже много думала об этом…Треть жизни мы спим, треть жизни работаем и еще немножко есть времени на что-то прекрасное. Но ведь и так обидно треть жизни спать! Я себя знаю, я меньше чем за восемь часов не могу выспаться. Если бы я еще с 9:00 до 18:00 делала то, что мне не нравится, зачем эта жизнь тогда вообще нужна? Какой в этом смысл?

“Если твое сердце ведет тебя за собой, то падать не больно, а вставать легко” (–  “Далеко”, гр. Lumen, прим.авт.). Талант найдет дорогу, и все равно это будет оценено. Может, это юношеский максимализм до сих пор во мне говорит, но я уже десять лет этим занимаюсь, и дальше будет еще интереснее, еще круче, еще жестче в каких-то моментах – конкуренция, выход на новые уровни. И это нормально, это естественный этап развития творческой личности. Но иногда мне очень больно смотреть на людей, которые запирают себя в офисе и потом не могут дать себе шанс на что-то другое.

А что бы ты таким людям могла посоветовать?

Не бояться! Мне кажется, через двадцать лет мы будем жалеть, что так много работали и слишком мало занимались тем, чем нам хотелось бы заниматься по-настоящему. Я очень часто слышу от людей: «ну да, мне не нравится перебирать в офисе бумажке, ну а как иначе»? Мне кажется, может быть иначе, тем более, Москва дает невероятное количество возможностей. Любой город даст эти возможности, просто нужно не бояться, не сомневаться и верить сердцу. 

 

Подписка на репортажи:
Следите за нашими новыми репортажами в социальных сетях. Мы в ВК и в ФБ

Если вам понравился материал, и вы хотите поддержать наш проект, это можно сделать следующим образом:

Карта Сбербанка: 4276 3800 7793 4011
Карта Альфа банка: 4154 8120 1580 7518
Яндекс кошелек: 41001149513314

Спасибо!