Константин – президент международной Федерации «С.П.А.С.», дипломированный специалист по спортивным единоборствам, тренер, обучающий навыкам выживания, ножевому бою. Обсудили, как не попасть в экстремальную ситуацию, есть ли средство против ножа. Что такое настоящий профессионал и настоящий мужчина. 

 

 

Единоборствами я занимаюсь уже лет тридцать, было много спорта и всего прочего, а интерес именно к прикладному аспекту у меня впервые появился в армии. Один из наших офицеров был очень увлечен этой темой и любил все -  от ниндзя до казачьего спаса. Это было начало 90-х годов, как раз все только из подполья повылазило. А уже позже, занимаясь с моими товарищами боксом, рукопашным боем, мы пришли к выводу, что есть отдельно борьба, отдельно руки и отдельно ноги, но единой работы нет, чтобы было одно целое. Мы экспериментировали и подмечали некоторые нюансы. Например, бокс не работает зимой. Почему? – потому что ты особо не подвигаешься на льду. Там скорее борьба работает. Но борьба – это ты упал вниз вместе с противником и уже не контролируешь ситуацию. А если противников больше? А если появляется оружие? Поскольку мы с товарищами были людьми амбициозными, мы стали копать, собирать информацию.

Когда я получил офицерское звание лейтенанта и приехал в Москву, то за полтора года обошел, наверное, всех, от настоящих фриков до достаточно серьезных людей и понял, что никакого единого комплекса нет. Тогда мы пошли самым простым способом и создали все с нуля. Наша система формировалась достаточно просто, как мы это называем, «через звездюлину» - просто брали какую-то идею и проверяли ее на практике.

Тут еще и меркантильный интерес присутствовал. Как развиваться самому? Только если ты окружишь себя единомышленниками. Быть на коне, расти и развиваться можно только в коллективе таких же профессионалов. Сначала мы все это дело развивали в нашей армейской среде и только в 2002 году я набрал уже первую гражданскую группу. С этого момента и начался тот С.П.А.С., который существует и по сей день.

Наш подход к делу мы взяли из армии, от начала и до конца. Построение наших курсов – это формат учебки, где за короткий промежуток времени человеку прививают конкретные рефлексы и он достигает результатов. Мы не рассматривали приемы – один, два, двенадцать приемов – нас интересовала система. Нам было важно, чтобы человек умел работать руками, ногами, применять подручные средства, и чтобы все это было актуально в любую погоду – не важно, что там на дворе - лето, весна или зима.

Даже люди, которые занимались спортивными единоборствами, приходили к нам и очень часто удивлялись. Говорили: «Да, и правда. Как же мы раньше на это не обращали внимания»? Однажды я вывел группу боксеров на лед – им хватило пяти минут, чтобы понять, что бить они не могут и даже двигаться не могут, потому что ноги скользят. Ничего не работает! И приведенный мною паренек с абсолютно нулевой подготовкой оказался ровно таким же, как и все они. То есть эти подготовленные ребята сравнялись с обычным человеком, хотя имели за плечами огромный опыт. Тоже много раз было, когда рассматривали и работу с подручными средствами, с ножом. Ну и много толку от вашего опыта при обороне себя от ножа, против группы? Вы что, не будете зимой по улице ходить? И именно эти парни, боксеры, через некоторое время стали работать очень и очень профессионально на улице, правда, потом им тяжело было перестраиваться снова на спорт.

Наш девиз - «выживает подготовленный». Судьба всегда дает человеку шанс 50 на 50. Наша задача - изменить эту пропорцию, повысить шансы. Мы работаем с обычными людьми, не с мастерами или состоявшимися бойцами. И мне до сих пор это нравится – когда ты занимаешься с обычным человеком, то очень отчетливо видишь его изменения, и они не только внешние. Люди за год обретают уверенность и находят в себе силы изменить образ жизни, поменять работу, с девчонками знакомятся, женятся. И все это на твоих глазах. Конечно, это очень радует!

Почему так происходит? На наших тренировках человек сталкивается с психологическим прессингом. Ведь на улице не известно, когда на него нападут, неизвестно сколько будет человек, неизвестно с каким оружием. Тебе нужно принять за аксиому, что это может произойти и тогда ты начинаешь решать вопросы самозащиты. При решении таких вопросов, на тренировках, люди встречаются с собой настоящими, со своим внутренним Я. Им приходится приложить волю, силу, пройти через боль, чтобы приобрести навыки и умения. Вот здесь с человеком и происходят изменения. Тут дело даже не в приемах – это лишь действия, доведенные до автоматизма. Самое главное - скорость реакции, внимательность, концентрация,  постановка задачи, быстрый выбор цели: бей или беги. Человек должен не впасть в ступор и контролировать ситуацию. Поэтому в бизнесе и в личной жизни такие люди достигают успехов. Что человек внутри носит – он носит везде. В зале, дома, на работе. Ты даже этого не замечаешь, это уже под кожей, это часть тебя!

Многие ошибочно полагают, что купят себе нож или травмат, и они под защитой, тренироваться смысла нет. Но тут надо понимать, что нож или травмат сами по себе ничего не делают – за них держится человек. Если он испугался, впал в ступор – какой будет результат? Да он даже не успеет чего-то извлечь для самообороны, потому что нет такого навыка, да еще и дефицит времени. В то время, как он будет опускать руку для извлечения оружия – он уже пропустит три-четыре удара. Это как пример: «давайте купим машину, но водить машину я не умею»…

Да и не стоит преувеличивать достоинства того же ножа. Миллион роликов на Ютубе, как люди пропускают по 5-7 колющих ранений, нейтрализуют нападение, а потом их штопают, и они спокойно уходят домой. У нас занимались парни из СКЛИФа, они рассказывали: привозят трупы – у них 1-2 укола. То есть, человек ничего не ожидал или не бился – к нему подошли, четко ударили, и все – труп. Но привозят людей, у которых 30-50 колото-резаных ран  - их через три дня выписывают. Нет ничего опасного для здоровья. Человек, который сопротивляется, имеет гораздо больше шансов выжить, чем тот, кто стоит как бревно. Когда человек сопротивляется, его очень трудно убить, мы же не зря вершина пищевой цепочки.

За свою практику я много раз слышал и читал на форумах – если у соперника нож, у тебя вообще нет шансов. Я в таких случаях всегда задаю вопрос: то есть, ты идешь, с женой, с ребенком, на вас выскакивает чувак с оружием. И что? Ты опускаешь руки и говоришь: «Ну нет же шансов. Прощайте». Что это за идиотизм? Шанс есть всегда.  Опять же, мой знакомый из СКЛИФа говорил так: «Только один из десяти  умирает от ножевых ранений. Остальных латают, и они нормально живут дальше. Если бы после ножевых ранений каждый погибал – у нас бы все кладбища были переполнены, хоронить было бы негде. А погибают в основном те, кто тупо вовремя не обратился к врачу и потому что при ранении брюшной полости случается такая вещь, как перитонит, заражение крови. В течение двенадцати часов не обратился к врачу – и все. Тебя ничто уже не спасет. А так – шанс выжить есть всегда».

Кстати я сейчас нож даже и не ношу. Это такой атрибут на этапе подготовке. Когда ты понял, что работаешь универсально, любым подручным предметом, тебе что нож, что любой бытовой предмет – в общем-то без разницы. Мы сейчас сидим за столом, тут полно всего лежит. В машине у меня, в зале - миллион всего. Я лучше применю то, что поближе, чем извлеку нож, который у меня в кармане лежит. 

А вообще, чтобы повысить свои шансы на выживаемость – не важно, с ножом твой оппонент или нет – нужно быть готовым к нападению. Принять тот факт, что вокруг нас агрессивная среда. Я спрашиваю, допустим, у Коли: «Ты расслабленный ходишь по улице? Есть моменты, когда отключаешься, слушаешь музыку? А можешь составить свой маршрут дня и прикинуть, сколько у тебя было участков, где ты не контролировал ситуацию»? И люди за голову хватаются, потому что человек, с которым ничего не происходит, попадает в ловушку первого пункта виктимологии о жертве и хищнике. Жертва убеждена: «Со мной ничего плохого не случится». Но нужно понимать, что вокруг агрессивная среда. Это не значит, что нужно все время быть в напряжении. Для примера: автомобиль – это средство повышенной опасности, это даже прописано в правилах. Но мы же не напрягаемся за рулем. Так и тут, при готовности защитить себя и близких. Вопрос в другом – мы должны принять тот факт, что опасность существует, а затем минимизировать ее уровень.

Второй важный момент – зона стабильности. Это набор параметров и реакций, который есть у каждого человека. Наш организм адаптируется. Первый раз, когда мы испытываем боль, мы чуть ли не в шоке. Когда та же самая боль приходит к нам второй раз, мы уже гораздо спокойнее ее воспринимаем. В течение жизни наша зона стабильности расширяется. Получили, скажем, первый раз по лицу – зона расширилась. Мы поняли – это больно, но не смертельно. Дальше – сломал ты руку – больно, но не смертельно. И дальше все это идет, идет и идет. И вроде все уже  нормально, в ступор ты не впадаешь. На наших тренировках мы постоянно расширяем зону стабильности, конечно без переломов. Практикуем нападения с оружием, в группе, в различных внешних условиях (коридор, лестница, на снегу и льду, на склоне, в транспорте и т.д.). Это позволяет человеку не теряться в сложных ситуациях. Дает понимание, что нападающий смертен, и ему тоже можно причинить боль.

Еще одна проблема - многие люди не умеют просчитывать последствия от агрессии. Ударили тебя по лицу зимой – ты упал в сугроб и потерял сознание. Через 15-20 минут очухался – а ты инвалид. Потому что из-за обморожения тебе ампутируют пальцы рук и ног. Или поспорил с соседом на лестнице, толкнул его, и он упал с высоты человеческого роста на ступеньки. Это же страшные переломы, полгода минимум по больницам. Когда говоришь об этом, народ начинает «обалдевать» от понимания… А ведь всегда есть решения, и тебе желательно знать хотя бы одно для каждой возможной ситуации.

Или, к примеру, где-то стреляют. Специалист от этого места сразу удаляется, а простые люди: «О, надо же посмотреть, где стреляют». Я туда точно не пойду, у меня в первую очередь включится режим личной безопасности. Пообещав своей жене и дочери, что я вечером вернусь домой, я должен свое обещание выполнить. Я создаю все условия, чтобы пройти агрессивную среду и вернуться обратно домой. Я знаю, что в этом случае будет сохранена как моя безопасность, так и безопасность моих родных и близких. Но многие этой связи не видят.

Семья для меня приоритет. Я не буду рисковать собой понапрасну – я не гордый, в случае чего и убежать смогу. У меня стартовая скорость очень хорошая – попробуй, догони. Все предельно просто: если в спину кричат «козел», так козел для меня – это гордое и красивое животное. Это слово никак меня задеть не может. Всегда задевает только хук слева или справа или пинок ногой по яйцам. Все остальное – это формат личного мнения, которое мне не интересно. Есть миллион людей, и если я буду мнение каждого проносить через себя, то из дома, наверное, лучше не выходить, так страшно жить получается.

Есть и еще одна вещь. Если ты побежал, а за тобой погнались следом и у ребят реально серьезные намерения, то первым обычно бежит самый сильный и подготовленный. Вычислить его – весьма полезная задача. Развернулся – хлоп! Не факт, что остальные продолжат погоню.

Но в любом случае я минимизирую такие опасные ситуации. Если что-то назревает, я туда никогда не сунусь. Второе – я заранее распознаю потенциально опасного человека или группу лиц. И самое главное – я не бухаю, по кабакам не хожу, в массовых мероприятиях не участвую и любых неконтролируемых ситуаций просто-напросто избегаю.

Вообще об этих вещах, о которых я сейчас рассказываю, должен знать каждый человек. Мне очень хочется сделать он-лайн книгу по ножевому бою, а я считаю, что ножевой бой – это достояние России. Важно сделать это полостью доступным. На хорошей платформе, чтобы это было вкусно, и чтобы убить царящее вокруг мракобесие  - все эти бесконтактные бои, секретные смертельные спецназовские техники. А то на ютубике посмотрел ролики – и все, ты уже тренер. Первый дан, черный пояс по ютубидзюцу. У нас, у школ практикующих ножевой бой, уже десятилетие, столько видео, столько информации, что если мы ее открыто выложим – все эти архи- мега- специалисты просто исчезнут.

Еще одну свою миссию вижу в создании концепции личной безопасности. В этом году я потратил много времени на общение с чиновниками, был соорганизатором круглого стола в Общественной палате РФ. Хочется вынести эту концепцию на государственный уровень. Но проблема в том, что депутаты и чиновники просто не готовы к тому, чтобы работать серьезно. Это тяжело и нужно пахать. Им сейчас, к сожалению, требуется мгновенный результат и демонстрация работы, долгосрочные программы не актуальны, но поживем - увидим.

Я против непрофессионализма, как в спорте, так и в жизни, я с этим очень сильно борюсь в своей сфере, но на данный момент времени быть профессионалом в нашей стране –  чуть ли не грех. Люди, обличенные административными связями, всячески боятся этого. Когда начальником становится дурачок – он не может в замах держать умного, тогда заместитель однажды найдет путь, чтобы самому стать начальником. Поэтому и подбираются люди поглупее и формируется соответствующая команда, которая будет тупо ездить на тех, кто умнее и их чморить. Вот так у нас строится все и везде.

Я считаю, что нужно создавать партию профессионалов, чтобы был профессиональный подход во всем. Есть цели, есть задачи, есть полученные результаты. Не разговариваешь, а делаешь. Выполняешь свою работу на отлично! А все, кто тебе дают советы, а сами ничего не делают – сразу же должны уходить в топку, в параллельную Вселенную и там этим заниматься.

Концепция личной безопасности - это наша миссия и мы относимся к ней предельно серьезно. У нас куча бесплатных мероприятий, мы участвуем в различных проектах. Мы считаем, что это повышает шансы на выживаемость простых людей. Это не просто PR, мол, давайте к нам идите, это годы, десятилетия работы, трудной и часто незаметной. К слову у нас, в «С.П.А.С.», тяжело, чтобы к нам идти, надо решиться и не каждый сможет работать над собой под нашим руководством.

Хочется, чтобы было больше профессионалов и больше настоящих мужчин. А настоящий мужчина это кто? - отец, муж, защитник родных и близких, Отечества, Родины. Воин. Нужно брать ответственность на себя. Принял решение – и идешь по этому пути. А у нас много как бы мужчин. И вообще как бы специалистов. Как бы доктор, как бы бизнес-тренер. Например, есть мастер спорта, прошел кучу турниров, а в соседнем зале преподает студент, мальчик, который зарабатывает больше, чем этот мастер просто потому, что изучил SMM, способы пиара и у него все в шоколаде. А у мастера не было на это времени – он пахал, выступал…

Мало настоящих мужчин во многом из-за неправильной внутренней государственной политики. У нас культовый формат – проститутка (продам воздух, получив наслаждение), а не трудяга, который через кровь и пот достигает результатов и, если говорить о сфере самообороны, то именно трудяга будет до последнего биться за своих родных и близких. Да и у женщин то же самое - легко, быстро, эффектно. А ведь настоящая женщина – это мать, жена, подруга и помощница, которая, если нападают на ее мужа – будет подносить ему пулеметные ленты и прикрывать спину.

Но, пожалуй, одна из самых больших проблем нашего общества – это вакуум головного мозга. 12 июня мы были вместе с реконструкторами, проводили мероприятия, участвовали в турнире. Люди отдыхали, получали кайф. И тут пришла эта толпа протестная, вот эти выкормыши Навального. Мальчики с недешевыми айфонами, которые просто провоцировали людей, и только воля «реконов» помогла не довести дело до очень нежелательных последствий.

Все, с кем я общаюсь - а это люди сильные, обладающие умениями и знаниями, у них есть свои сформировавшиеся коллективы - все они против этих ребят-протестующих. Между нами и ними находится полиция. И если бы полиции не было – им пиндец пришел бы. Потому что это просто позорище. Люди не видят дальше своего носа и потеряли всякое понимание действительности.

Они призывают к войне, в которой обязательно погибнут их родные и близкие. Потому что слабые погибают первыми. Они нарушают самый главный постулат – защищать своих родных и близких и прикрываются тем, что мы же, мол, за лучшее будущее. Хорошо, хотите протест – пожалуйста. В разных городах прошли протесты, они выступили. Им отвели места, они написали петиции, высказались, запостили обращения. А в Москве на Сахарова они не пошли. А куда пошли? – а туда, где побольше людей. Где женщины и дети. Где можно создать ситуацию. Туда, где сотни крепких мужиков с металлом – а вдруг мы их сейчас зацепим, они кого-то порубают, а мы вой поднимем. Вот и все. Одно дело – высказывать свое мнение, а другое – провоцировать людей с дикими криками: «Даешь революцию! Вы предатели, потому что вы не с нами».

Наше государство слишком мягкое ко всей этой либеральной лабуде. Вот там кричат, мол, сроки дают. Так это все туфта. Из тысячи человек взяли только одного, чувака, который распылил газ, и у двух обычных людей после этого были осложнения. Такой человек по-любому должен получить срок.

Это происходило на моих глазах - все эти люди, которые прорывались к реконструкторам, должны получить сроки. Они прорвались туда, где женщины, дети, где кузни – там огонь, все остальное. Они начали создавать давку. В Италии на футболе недавно  помнишь, что произошло? Взорвали петарды и сколько там погибших, затоптанных было? А представляешь, если бы здесь толпа в панике побежала? Я просто боюсь представить, что было бы. Трагедия! Ты нарушил закон, ты подверг опасности людей, которые вообще к этому отношения не имеют – будь добр, получи по полной. Поэтому я и говорю, что наше государство очень мягкое.

Да, я согласен, нужно вводить жесткую борьбу с коррупцией. Но проблема в другом. Я знаю, как это сделать, но не знаю, как после этого все мы будем жить. Коррупция лечится только одним способом – нужно всех коррупционеров сажать, а их родных и близких изолировать, менять им всем место жительства, изымать имущество. Что такое коррупция? - это сеть «я тебе/ты мне» на той территории, где они живут. И к чему мы возвращаемся? – а к тому, что делал товарищ Сталин. Он просто переселял людей в другие регионы. А что наши либеральные друзья говорят? – «Мы против коррупции, но не такими методами». Но у нас сейчас только один метод сработает – реально надо наказывать родных и близких коррупционера. Отбирать имущество, сажать, вырывать с этой территории и кидать туда, где у него нет никаких завязок. Только так!

Уверен, наверху об этом прекрасно знают. Армия с этой задачей отлично справится. Вопрос в другом. Ну, сделали. А управлять страной кто будет? Армия не умеет управлять. И тут мы сталкиваемся с проблемой, о которой, я уверен, наверху тоже прекрасно знают. Допустим, в Кабинете Министров половина ребят должны сесть. Давайте представим, что мы их посадили. Как думаете, а не попадет ли наша страна после этого в коллапс? Возьмем и пересажаем всех машинистов, но поезда-то не остановились! Они едут. И тут часть машинистов пропали. И?...Что будет со страной дальше?

Человеку понадобится месяца 3-4, чтобы во все вникнуть и начать работать. Но все это время будет твориться хаос. Как человек, который отдает отчет всем этим вещам, я понимаю, что на данный момент у нас есть только одна возможность бороться с этой бедой. Должен быть точечный и жесткий антикоррупционный террор, что в принципе сейчас и происходит. А массовым он быть просто не может.

Скажу честно, я за Путина ни разу не голосовал. Я имею к нему претензии за Кавказ, за Чечню. Считаю, что там было полное предательство, от начала и до конца. Но на данный момент времени я вынужден с ним согласиться. Тот вектор движения, который есть сейчас –  единственно верный.

Рядом находится наша братская страна, где мы видим, до чего дошло. Я четко могу сказать – я не хочу войну. Ни мне, ни моим родным и близким она не нужна. А раз так – я не позволю никаким силам этого допустить. И люди моего поколения со мной полностью солидарны. Мы сильнее, мы подготовленнее, и им тут ничего не светит. Между нами и ними пока находится только полиция. Им очень везет, но они пока этого не понимают.

Даже больше скажу. Я считаю, что не имеет права голоса человек, который ничего не достиг. Я не понимаю, как могут школьники протестовать против коррупции и всего остального, когда они никто. Моя дочь перешла в 9 класс, ей 15 лет. Вот как она может идти протестовать? У нее знания, понимание откуда? Да хоть ты что угодно скачал себе из интернета и перелистал – ты пока никто! Ты не состоявшийся человек. В 14 лет, получив паспорт гражданина Российской Федерации, ты получил аванс. Используй это время до 18 лет на то, чтобы обрести какие-то мысли, знания. Да и то, когда тебе исполнилось 18, ты должен чего-то добиться. А если ты сраный блогер, получающий бабло в Инстаграмме и никогда ничего не сделал – кто ты? Почему ты считаешь, что имеешь право голоса? А самое главное – имеешь право протестовать?! Если ты ничего не создал, не достиг и существуешь как потребитель, о каких протестах ты говоришь? 

Подписка на репортажи:

Следите за нашими новыми репортажами в социальных сетях