В детстве ему приходилось отстаивать свою честь в опасных районах Махачкалы, а позже – на турнирах по тайскому боксу. Поговорили о жизни в Дагестане, о карьере, о том, как найти в себе силы вернуться в спорт, когда проклятая травма выбивает тебя из строя на два долгих года.

Я родился в Махачкале. У нас так заведено ,что каждый должен уметь драться, постоять за себя, ответить за свои слова. Пусть даже и проиграешь, но дерись! В Махачкале часто возникали конфликтные ситуации, это с самого детства шло. Брат брал меня на прогулки по району вместе со своими друзьями  и если видел моего сверстника, говорил: «Будешь драться с ним?». И, как вы понимаете, выбирать не приходилось. Или же он говорил мне – есть какие-то дворы, там твой ровесник лучше всех дерется. Ты должен вступить с ним в бой, чтобы стать чемпионом того района. Уже к тому моменту у меня был неплохой рекорд.

Вообще Дагестан сильно отличается от Москвы. В столице ко многим вещам относятся довольно просто – в Махачкале так не получится. Там ценится скромность. Если девушка одета нескромно – на нее сразу обратят внимание, сделают замечание, другие начнут приставать, пытаться знакомиться. Если парень пройдет по улице с бритыми висками или крашенными волосами– на него все будут оглядываться. Кто-то телефон достанет, начнет снимать, какая-нибудь шайка детворы подбежит и будет прикалываться. А если кто-то серьезный увидит – может и по башке дать. В общем, далеко он в таком виде не уйдет. На моей родной земле человек в непристойном виде может заработать себе немало неприятностей.

В Дагестане очень популярны боевые искусства. Но там это настоящее выживание. Не так, как в Москве – пришел и занимаешься себе спокойно. Там тренер сразу говорит: «Вас сейчас сорок человек, через полтора месяца, я гарантирую, останется двадцать пять максимум». Их никто не выгоняет – они сами отсеиваются. Тренировки очень тяжелые – новичков сразу ставят на спарринги с самыми жесткими бойцами, которые уже давно тренируются. В этот момент надо проявить свой дух и не сдаваться. Приходить на каждую тренировку. Пусть сегодня ты слабее, но через неделю, через месяц, возможно, ты уже начнешь выигрывать. Если человек этот момент не преодолевает – он отсеивается. Кто-то выбирает другой вид спорта или идет в качалку.

Атмосфера в залах всегда отличная, намного интересней, чем в Москве. Здесь многие очень зажато себя ведут – там же никто не комплексует. Все общаются, дружат, как-то веселее ко всему относятся. Но когда дело доходит до спаррингов – там уже все серьезно, шутки в сторону! Ребята с одного зала обычно дружат. Со многими своими друзьями я познакомился через спорт. Он объединяет. Вы чем-то похожи по духу с человеком, с которым вместе тренируетесь, и такая дружба бывает очень крепкой.

Вообще, мы все были очень дружны. Если возникала какая-либо конфликтная ситуация, я всегда мог положиться на своих друзей и братьев. Говорят, друзья проявляются в сложных ситуациях. Так и есть. И мои друзья это тоже знают. Приедут и будут за тебя идти головой вперед, пытаясь решить твой вопрос. Чтобы ты достойно вышел из любой ситуации.

Даже если ты не прав – самые близкие придут в любом случае. Тебе же все равно надо как-то из этой ситуации выходить. Если ты не прав, значит, ты попал в еще более сложную ситуацию и настоящие друзья не оставят тебя в беде. Они тебя отодвинут в сторону, скажут: «Ты уезжай, нечего тебе тут стоять. Мы за тебя все вопросы решим».

Мы выросли на таких понятиях, это с самого детства идет. Если в школе жадничаешь – тебе всегда скажут в глаза: «ты жадина». Тебя никогда не пустят в круг достойных ребят. Если в какой-то ситуации плохо себя проявил – будут пальцем показывать, говорить, что ты черт. Если на тебя кто-то напал, а твой друг убежал и тебя одного бросил – об этом все ребята очень быстро узнают. И с ним никто не будет дружить, общаться. Так и формируется сплоченность.

В нашем районе были старшие ребята, и при любой ситуации, если кто-то взрослее меня скажет мне что-то не то или сделает, я всегда мог позвать своего старшего друга или брата, описать ситуацию, и они всегда приезжали и решали вопросы. Но при этом ты в их глазах тоже должен быть достойным парнем. Они должны быть уверены, что ты где-то там за углом не стоишь с сигаретой, а занимаешься спортом. Должны знать: «У меня братишка есть, он такой молодец. За него горой можно встать». И при любой конфликтной ситуации весь район собирался.

Всегда были ситуации, которые объединяли, давали определенный опыт. С возрастом ты уже понимал, что делать, чтобы глупо себя не повести. Допустим, если тебе забили стрелку в другом районе и намечается какая-то драка, ты понимаешь, что если поедешь  туда один– тебя там побьют. Чужой район  - это надо как минимум пятьдесят человек с собой брать, иначе долго там не погуляешь. Поэтому в таких ситуациях действовали по уму всегда. Когда нас звали в другой район – дружно приезжали, быстро-быстро дрались. Били, кого нужно, кто должен был за свои слова ответить. Быстро садились на такси, на маршрутки – как хочешь - и сразу оттуда уезжали в свой район. Потом они нам звонят, спрашивают:

- Вы где?

- В своем районе. Приезжайте.

В Махачкале я жил до пятнадцати лет, а потом переехал в Подмосковье, где-то за 100 километров от Москвы. Мой старший брат учился в Московском университете.Я тоже хотел туда поступить,а для этого мне нужно было окончить колледж. Я оказался в настоящем захолустье, в поселке «Богословск», неподалеку от города Кашира. Там население было около тысячи человек. Когда директор колледжа разговаривал с моими родителями, он уверял их, что здесь  созданы все условия: отличное общежитие  с евро-ремонтом, спортивные секции. Родители говорили – колледж закончишь и можно сразу в московский институт на третий курс поступать. Я и согласился. Приехал – а тренировок там никаких нет, да и общага ужасно старая. Еле-еле нашел себе комнату, койку. Тяжело очень было в начале. Но потом подружился с ребятами, переехал в нормальную комнату.

По сути мы сами создавали себе все условия. Зала не было – все равно выходили, тренировались. Делали какие-то упражнения, качались, били по лапам. Не сидели на месте. Я всех спрашивал, почему никто в Каширу не едет (она находилась в пятнадцати километрах от нашего поселка), может, там тренировки какие-то есть? Но ребята убеждали, что там ничего нет и даже ехать туда не имеет смысла. Да и автобусы редко ходили, буквально три автобуса в день. Если не успел минута в минуту – все, пропала твоя поездка.

Но как-то однажды я с другом все равно сорвался. Перед поездкой мне говорили – если найдешь зал, мы все пойдем туда тренироваться. Мы с другом походили по городу, изучили его. Нашли какой-то дворец спорта. Новый, его только построили. Пошел туда, такой радостный! Наконец-то! Думаю, запишусь на какое-нибудь единоборство. Смотрю расписание и что-то ни одного знакомого вида спорта не вижу. Спрашиваю:

- Есть какие-то боевые искусства?

- Хапкидо.

Я звоню брату, интересуюсь:

- Тут только хапкидо какое-то. Что это такое?

- Там, кажется, бросать надо, еще что-то делать…

Поговорил с тренером, выяснил что-то про это хапкидо. Но тренер сказал, что соревнования бывают редко, почти никто не выступает, да и спортивных достижений ни у кого особых нет. Я был немного разочарован. Вышел оттуда, иду по улице, и тут издалека замечаю трехэтажное здание с прозрачными окнами. Мне показалось, что там как будто грушу бьют. Я загорелся, подхожу все ближе и ближе, и реально какой-то спортзал оказался, там груша висит. Быстро побежал, захожу.

- Что за спорт?

- Бокс

То, что я и хотел! Сразу записался. Приехал довольный в общагу, всем рассказал про зал – так каждый нашел причину, почему он не может туда ходить. Так и ездили вдвоем с другом.

Года полтора там занимался, ездил на соревнования. Занимал призовые места. А потом колледж мой закрыли, видимо, шарашкина контора какая-то оказалась. Уехал обратно в Дагестан, поступил в местное училище. Жил в Буйнакске вместе с бабушкой и дедушкой, ходил в боксерский зал.

Потом понял, что одних рук мне мало, хочу ногами тоже работать. Записался на кикбоксинг. Месяца три отзанимался и сразу поехал на чемпионат России. Тренер мне говорит: «Надо вес гонять». А я никогда в жизни этого не делал, даже не понимал, что это такое. Короче, решил просто ничего не есть. Два дня вообще не ел. Мы туда приехали, у меня голова кружится. Думал, сейчас взвешусь, хоть перекушу. А народу собралось много, взвешивание проходило долго... Когда встал на весы – оказалось, что я даже два лишних килограмма согнал. Пошел в гостиницу, съел какое-то пюре. А у меня желудок от пищи отвык, прям отвращение какое-то было к еде. Ел через силу.

Соревнования начинались в 12:00, я должен был  выступать в 64 паре. Ох, сколько мне пришлось ждать своего боя! Все наши отбоксировали, уже в гостиницу ушли, одни тренеры только остались. У меня бой в час ночи начался. Я перед этим кофе выпил, бодряк поймал, думаю, вроде все отлично. Ноги кидаю, бой с тенью делаю. Все получается. В бою тоже все началось хорошо, но потом живот так начал тянуть. Я не хотел вида подавать, но судья что-то заметил, спросил, что со мной. Если бы он ничего не спросил, я, может, как-то бы и вытерпел, а так мне пришлось отвечать и еще хуже стало. Тошнит, голова кружится. В общем, сняли меня с соревнований. Так обидно было! Столько готовился, тренировался, ждал боя и все напрасно! С того момента у меня принцип пошел – я хотел во что бы то ни стало выиграть Чемпионат России. А еще себе пообещал, что никогда больше вес гонять не буду!  

Затем я сдал ЕГЭ и переехал в Москву. Первое время было очень сложно. Я привык, что в Махачкале мне даже не нужно было никому звонить – выходишь на улицу, во двор – всех встречаешь: соседей, друзей, знакомых. Всегда знал, кто где живет. Очень дружно проводили время: гуляли, чем-то занимались, были общие интересы. А в Москве, кроме братьев я никого не знал.

Немного походил на борьбу. А потом как-то получилось, что друг привел меня на секцию тайского бокса. Я какое-то время позанимался, но затем бросил и вообще месяца на три забил на спорт. И этот же друг мне вдруг звонит и говорит: «Послезавтра чемпионат Москвы по тайскому боксу». Я понял – нельзя такую возможность упустить. Надо выступить, в какой бы форме ни был! Побежали  с ним до метро, бой с тенью сделали по дороге. Такие довольные пришли, думали, что в хорошей форме. В итоге я там до финала дошел. Бой был очень сложный, я устал сильно. Снова тошнило. Но я как-то перетерпел, не подал виду. Выпил  воды между раундами, вроде полегчало. Раздельным решением судей проиграл, к сожалению.

А потом зал закрылся, контакты тренера куда-то потерялись. По разным залам ходил, но все было не то. Пока однажды не оказался у тренера Низама Ашуралиева. Его тренировки очень понравились! Очень разнообразные тренировки с определенным подходом к каждому. Сейчас, к слову, это президент клуба «Файтер», где я занимаюсь и по сей день.  Благодаря его поддержке я выступил на двух открытых рингах, выиграл их. Потом был Всероссийский турнир Кубок Сожружства по тайскому боксу, где занял второе место. Низам меня научил именно тайской технике – бить локтями, коленями. Удары ногами мне поставил – я до этого тоже бил, но слабо. Он показал, как можно это исправить и бить жестко.

Затем принял участие в мастерском турнире по тайскому боксу, «Кубок Альфа». В то время мы вместе с другом тренировались. Утром – пробежка, затем готовили еду. Все вместе делали. Он был старше меня, все время давал мне наставления. Даже когда сам на бой выходил, уже к рингу подходит и все равно говорит: «Ты так работай, про это не забывай». Я ему: «Ты про свой бой лучше думай». Улыбаемся оба.

Так вот, на том мастерском турнире состав очень приличный подобрался – со всей России ребята приехали.  Очень сложные были бои. Я безумно хотел победить – надоело уже вторые места занимать. Все время второй, что такое?! Я уже психологически на все был готов, на любую войну. Только бы медаль свою забрать! У меня было четыре боя, три из них я закончил досрочно. Два раза из угла соперников полотенце кидали – очень злой я был, так сильно выиграть хотел. И выиграл! Получил мастера спорта, а кроме того, завоевал право выступить на чемпионате России.

Меня тренер очень основательно к нему готовил. Я проходил сборы в Кстове, с серьезными ребятами стоял в парах. Я с первыми номерами до этого не сталкивался, с парнями, которые на Европу, на мир ездили. Мне казалось, что они могут оказаться сильнее. Но постоял с ними в парах и почувствовал, что я ничуть не хуже. Могу у них выиграть.

Первый бой у меня был с действующим обладателем Кубка России по тайскому боксу. Выиграл у него. Относительно легко бой прошел. Я все время думал: раз он Кубок брал – не может быть все так просто - он что-то готовит, что-то у него есть в запасе. Но в запасе ничего не оказалось, я даже в нокдаун его отправил. Второй поединок тоже складывался относительно легко. Я вел бой. А потом произошел такой момент– я чуть оперся на канаты, оступился и упал. Вставал уже, но прозвучала команда рефери «стоп», после чего соперник должен был остановиться. Я выключился, расслабился, обернулся к своему тренеру и соперник в этот момент меня ударил. Его нога пролетела прям через руку судьи, я даже удара не видел. Оказался в нокауте…А ведь с этим соперником я  раньше встречался, выигрывал у него в полуфинале «Кубка Альфы». В каждом раунде его в нокдаун отправлял…Получил сотрясение мозга, в результате четыре месяца вообще не тренировался. А соперника даже не дисквалифицировали за этот удар! В итоге он второе место там занял.

Было очень обидно, но важно вести себя достойно в каждой ситуации. Не выглядеть перед кем-то слабым. Бывает, проиграл ты какие-то соревнования, и кто-то хочет прийти и пожалеть тебя. А ты не хочешь, чтобы тебя жалели. Ты ждешь следующего соревнования, чтобы себя проявить.

Когда восстановился от травмы, отправился на Кубок России. Он в Каспийске проходил, у меня на родине. Я жил в гостинице через дорогу от своего дома. Это прям мой район был, я там все детство провел. Это было удивительно, конечно! Мама говорит:

- Чего ты в гостинице, приходи домой.

- Не, мама. Не хочу без Кубка приходить.

Три боя на том турнире я выиграл, вышел в финал. А там…Не знаю, многие говорят, что тот бой я выиграл. Зрители тоже были удивлены, когда моему сопернику подняли руку. Был очень расстроен – третий заход делал на Россию и в третий раз в самом конце что-то не получалось. В первый раз проблемы с животом, второй – этот удар после команды «стоп», третий – странное судейство. Приехал в Москву, очень тяжело было. Цель что ли потерял какую-то. Столько готовился, столько шел к этому…

Мне были нужны какие-то новые вызовы. И тут я услышал, что в Петербурге состоится международный турнир – «Олимпиада боевых искусств». Про этот турнир я много слышал, мой брат там выступал. Он на четыре года старше меня, учился в спортивной школе. Его победы были для меня как мои собственные. Когда он медали привозил – я всегда их на самые видные места выставлял. Приставал к нему все время: «Когда в следующий раз для меня выиграешь»? И вот на этой Олимпиаде он тоже выступал, один раз второе место там занял, в другой раз – первое. И мне всегда тоже хотелось туда поехать, потому что оттуда он самые большие медали привозил! Мне тоже хотелось такую большую медаль завоевать. Я решил, что по-любому должен выиграть этот турнир и сделал это!

Мне не только медаль, но и кубок дали большой! Даже два – еще один за лучшую технику. Иду в метро, все на меня смотрят. Я не знаю, куда деть эти кубки. Некоторые даже поздравляли. Мне так стыдно, как будто я понтуюсь! Но не могу же я их где-то оставить, да и в пакет не засунешь. Хотел побыстрей добежать до дома, спрятать их у себя в комнате.

Через некоторое время тренер сказал, что поступило предложение провести профессиональный бой с тем самым соперником, который ударил меня после команды «стоп». Да! Я очень хотел этот бой. Мы с тренером отлично подготовились и отправились в Нижний Новгород. А дождь тогда лил как из ведра, даже и не думал прекращаться. Поединок должен был состояться под открытым небом, и никакой крыши или навеса там не было. Подходит тренер моего соперника:

- Ну что, будешь боксировать?

- Мне без разницы. В любую погоду буду драться. Я без боя отсюда не уеду.

Но в дождь они отказались, и тогда мой тренер договорился с каким-то спортзалом. Подвальное помещение, дышать тяжело. Но не беда. Бой тот я выиграл, два раза в нокдаун соперника отправил. Очень был доволен!

Там уже намечался следующий чемпионат России, но поучаствовать в нем мне так и не довелось. Еще до моего реванша в Нижнем Новгороде у меня с глазом начались проблемы. За месяц  до боя я уже чувствовал, что одним глазом очень плохо вижу. Я не хотел никому говорить, боялся что бой отменят. Но с каждым днем становилось все хуже. За неделю до поединка я вообще почти перестал им видеть. Подошел к своему тренеру, Шамилю Амирову, рассказал об этом. Он мне говорит: «Закрой здоровый глаз, что видишь»? И я понимаю, что только очертания его лица вижу и больше ничего. Он говорит – давай к окулисту. Я понимал, что с глазом что-то серьезное. Боялся, что врач что-то плохое скажет и собьет настрой перед боем. Я был уверен – мне запретят драться, заставят делать операцию. Но мне был очень важен этот бой, и я решил выступить, во что бы то ни стало!

Бой выиграл, все прошло хорошо. Я в глубине души надеялся, что глаз сам по себе как-то пройдет. Но он не проходил… Тогда я пришел к врачу, и мне сказали, что все серьезно, с сетчаткой какие-то проблемы. Нужна операция. Поехал в Краснодар, сделал операцию. Она завершилась успешно, но на два года выбила меня из строя.

Это было очень трудное время. Бывало, по две недели в больнице проводил. Лежал на койке, шел на обед, снова возвращался в койку. За мной постоянно наблюдали специалисты. Вокруг были одни старики. Я чувствовал себя не в своей тарелке и думал: эту травму залечу, больше никогда в жизни сюда не приеду! Так надоело туда постоянно ходить, проверяться. У меня даже было ощущение, что теперь всю жизнь придется бегать по врачам. Я нервничал, сильно похудел.

Мне все говорили, что нужно завершать карьеру: врачи, родители. Но я все равно хотел боксировать. Меня друзья очень сильно поддерживали, верили в меня. И сам я в себя верил. Начинать все сначала всегда тяжело. Но постепенно начал набирать форму, вернулся в Москву. Мне было еще, что доказывать. Я всегда был очень близок к своей цели – победе в чемпионате России, можно сказать, она находилась от меня на расстоянии вытянутой руки. Я чувствовал, что в спину дышу первым номерам.

Пока я болел, я видел на телеэкранах очень много ребят, которых побеждал или чувствовал в себе силы победить. Видел, как они выигрывают серьезные соревнования, титулы и мне было очень тяжело на это смотреть. Я мог так же выступать, так же побеждать. Быть на их месте. А вместо этого, пока они дерутся, я лежу в койке, и ничего не могу сделать…Я понимал, что мне просто нужна возможность, еще один шанс. Только бы залечить травму.

Сейчас я снова тренируюсь, набрал хорошую форму, успел выиграть Чемпионат и Кубок Москвы. Поехал на чемпионат Центрального Федерального Округа и, победив там, снова отобрался на чемпионат России и готов доказать, что могу боксировать на самом высоком уровне. Но сейчас, прежде всего, думаю о профессиональной карьере. Там все иначе, там ты можешь получить неплохой гонорар за каждый красивый бой. Ты можешь платить по своим счетам, только тренируясь и не думая ни о чем.

Про любителей и чемпионат России, конечно, тоже, не забуду, но любительский спорт плохо спонсируется. А я,как и любой человек, нуждаюсь в средствах на жизнь. Спорт отнимает много времени и сил, и это должно как-то вознаграждаться. Последний раз, когда боксировал на Кубке России, – там даже медаль маленькую дали. Вместо Кубка какую-то статуэтку вручили. Обидно бывает, когда ты столько к этому идешь, для тебя это серьезная цель. От многих вещей отказываешься, идешь в зал, тренируешься, готовишься, а тебе вручают какую-то малюсенькую медаль, никак материально не вознаграждают, а на следующий день вообще забывают о твоем существовании. А мы друг друга калечим,  убиваем на ринге, тайский бокс вообще самый жесткий вид спорта. А в итоге такое отношение…Поэтому хочу сейчас по профессионалам боксировать.

Что буду делать после завершения карьеры, пока не знаю. Наверное, бизнесом каким-нибудь займусь. Сейчас я тренируюсь и делаю то, что мне нравится. Того же хотелось бы и от работы. Чтобы не приходилось в 7-8 утра вставать и ехать к какому-то боссу, который тебе платит 25-30 тысяч. Нет никакого смысла работать на чужой карман. Лучше заниматься тем, что тебе нравится и получать максимум прибыли и удовольствия, помогать людям из тех возможностей, что у тебя есть. Поэтому я вижу себя в бизнесе, откуда могу внести ощутимый вклад в свое развитие и помощь близким. Можно разное попробовать. Мне кажется, обязательно будет в жизни какая-то возможность, ей просто нужно суметь воспользоваться.

 

Подписка на репортажи:
Следите за нашими новыми репортажами в социальных сетях. Мы в ВК и в ФБ