Современная литература - явление противоречивое. На наши вопросы о том, что она собой представляет и стоит ли ее читать, ответил Александр Георгиевич Коваленко, заведующий кафедрой русской и зарубежной литературы РУДН. 

 

 

Какое отношение сегодня к современной литературе?

О современной литературе существуют противоположные мнения. Одни говорят: «Вот классика была у нас с XIX века, на ней строилась вся наша культура, философия, сознание. Потом была советская литература в XX веке, она была идеологически заостренная. А сейчас литературы хорошей нет. Литература исчерпалась: и народ не читает, и литературы нет.»

Но есть другая, противоположная точка зрения, что литература есть и она не может не быть, потому что это способ самовыражения народа и нации. И несмотря на все препятствия в виде интернета и изменившейся ситуации запросов, все равно литература существует: и пишут очень много, и читают достаточно много, и различные конкурсы есть, например, «Бестселлер», «Русский Букер», «Большая книга» и так далее.

Три лучших современных писателя, на ваш взгляд?

Ну, во-первых, Людмила Улицкая. На мой вкус, она женщина очень умная, глубокая и заслуживающая уважения. Это современный классик.

Я Пелевина люблю. Он моден среди молодежи, но у него очень странная биография, манеры поведения, он скрывается от публики. Многие недолюбливают его романы, говорят, что он повторяется. Но он всегда в кругу своих тем - то, чем он мне запал в душу и до сих пор занимает в моей памяти очень большое место.

А третий – Анатолий Азольский. Роман «Клетка» сформировал моё мировоззрение.

Были ли книги, которые Вас шокировали?

Меня ничего не шокирует. Есть шокирующие книги, в виде, например, Владимира Сорокина, который пишет непристойные вещи, стилистика у него очень эпатирующая, но это не шокирует. Вообще, учитывая то, что было в русской литературе, шокировать уже ничего не может.

Был в начале XX века авангард, были поэты, которые эпатировали публику и по сравнению с ТЕМ эпатажем, это детский лепет. Хотя Сорокин вон употребляет слова из неприличного лексикона, ну хулиганит, ну балуется - это его концепция такая, но шокировать ничего не может.

Другое дело, что есть такие вещи, которые западают в душу серьезно. Мне очень запал Юрий Трифонов, когда я ещё бы молодым аспирантом. Его «Московские повести», его роман «Старик», «Дом на набережной», но это было ещё в советские годы, когда говорили, что есть литература соцреализма – правильная, а Трифонов он как-то в сторонке стоял, в тени, можно сказать. То, как он писал, характеризует самую глубинную возможность постижения жизни.

Какие тенденции у современной литературы?

Литература как всегда стремиться к постижению реальности, жизни, глубины, к постижению человека. Взять Улицкую, например и последний её роман, который был награжден премией «Большая книга» - это «Лестница Якова». Это роман, который рассказывает о целом столетии жизни нашей, российской и советской - через письма, через мысли героев. А герои – это семья целая, от Якова, который родился в начале XX века и до его внучки Норы. Через историю частных людей изображается исторический поток.

Там, конечно, и драма есть, и разочарования, и очень много неприятных вещей говорится, но это жизнь. И она берет жизнь вот в таком полном объеме, со всеми позитивными и негативными сторонами. И изображает человека в этом историческом потоке жизни.

Как вы считаете, есть ли на сегодняшний день недооцененные авторы?

Я могу так сказать: любой талантливый автор рано или поздно себя проявит. Поскольку цензуры нет, нет давления, то писатель, мыслящий глубоко, свободно и ярко, так или иначе проявится. Но я не думаю, что есть такие недооцененные писатели.

Я думаю, что есть наоборот переоцененные писатели. Есть писатели, о которых много говорят, они создают какой-то резонанс в культурном пространстве благодаря модным темам, а потом все их забывают, и они уходят.

А есть ли современные писатели, которые вас разочаровали?

Нет. Разочаровать меня тоже ничто не может. Просто все встает на места. Идеальный писатель, пройдя сквозь какую-то полосу, временную и культурную, будет заметен, он останется в культуре. А есть писатель, который прошумел, проблеснул, так сказать, ответил на какие-то вопросы времени и ушел со сцены.

А разочаровать… Я никем не очаровываюсь, поэтому мне разочаровываться не в чем. А если серьезно полюбил, то полюбил уж до конца. Так, как я люблю Азольского, люблю Бориса Пастернака, как Виктора Астафьева, Виктора Пелевина. Это очень разные писатели, но каждый из них умен, глубок и ярок художественно.

И ещё одну вещь нужно отметить: сегодняшняя литература очень многообразна, и она вызревает под знаком столкновения двух тенденций: одна тенденция реалистическая, которая давно укрепилась в русской литературе и живет, и продолжает развиваться, а другая тенденция, которая вступила как бы в борьбу, это модернистская тенденция или постмодернистская, как сейчас говорят.

Что такое постмодернизм? Это писатели, которые говорят: «Зачем нам изображать проблемы, реалии жизни, зачем нам знать внутренний мир человека? Сейчас это все неважно! Сейчас важны развлечения или игра, важно как-то поразить читателя, давайте вот этим займемся?» И вот лет 10 в 90-е годы и в 2000-е годы как раз эта тенденция была очень сильна. К этой тенденции относятся и Пелевин, и Сорокин, и другие писатели. А сейчас литература как бы возвращается к традиционным истокам, то есть она пытается изображать жизнь и изучать жизнь, но взяв на вооружение всякие игровые «штучки», которые изобрел постмодернизм.

То есть, происходит слияние течений?

Да, происходит как бы примирение.

Есть писатель, любимый мной, очень известный, Владимир Маканин. Есть Василий Аксенов, который это совмещал в таких романах как «Московская сага», «Таинственные страсти». Можно ещё назвать Прилепина, он по большей части реалист, но у него есть и модернистские тенденции. Мария Степнова – «Женщины Лазаря», Мария Галина – «Медведки» и другие. Перечислять можно очень долго.

Нужно сказать, что сейчас развивается историческая тенденция, вот Евгений Водолазкин тому яркий пример. Его роман «Лавр» был удостоен два года назад премии «Большая книга».  Евгения Володазкина даже называют «русским Маркесом», потому что он умеет совмещать времена и создавать мощные фигуры.

Есть ли современные книги, которые, по вашему мнению, нужно включить в школьную программу?

Я не могу сказать, потому что это время отбирает. Происходит какой-то взрыв, затем все оседает, и уже появляется то, что достойно прочтения, а остальное уходит или оказывается на втором плане. Из самых современных авторов в историю войдут Евгений Водолазскин, Людмила Улицкая, Леонид Юзифович, Захар Прилепин, который тоже много пишет об истории. Но я не говорю про писателей, которые появились в 90-е, это уже другая полоса, полоса вчерашнего дня. И оттуда много войдут, например, Татьяна Толстая с романом «Кысь» и даже Владимир Сорокин войдёт, потому что его экстравагантные подходы к литературе -  это эксперимент, о котором тоже будут говорить.

Захар Прилепин, Владимир Маканин - это классик наш. Даниил Гранин, умерший совсем недавно -  это колоссальная фигура в нашей литературе, гуманист, писатель, который пытался найти истину в идеологической атмосфере советского времени, и он эту истину искал вопреки идеологии.

Взять его роман «Зубр». Он там исследует жизнь одного ученого, Николая Николаевича Тимофеева-Ресовского, у которого была сложная судьба. Его могли расстрелять, но не расстреляли. Благодаря такой фигуре Гранин обнажил конфликт науки и идеологии, науки и политики.

Вообще фигура этого человека имеет общеевропейский масштаб. Вы, наверное, знаете, что в прошлом году его приглашал Бундестаг для того, чтобы он там прочитал лекцию. И немцы с огромным пониманием слушали, когда он рассказывал о блокаде Ленинграда. И в романе «Мой лейтенант» он возвращается именно к этому времени и показывает блокаду Ленинграда как событие колоссального масштаба. Он показывает, что это событие обнажило, с одной стороны, все духовные силы людей, но с другой  -  обнажило и негативные стороны человеческой природы.

Гранин пытался понять закон истории или ход истории, он пытался понять, почему Ленинград не был взят. Помните, три года назад была такая скандальная история? Журналисты одного из телеканалов говорили, что надо было, чтобы Ленинград взяли и тогда сохранились бы человеческие жизни. На что большая часть общества ответила категорически: «Это неприемлемо!» Это перечеркивает событие как акт мужества людей.

Гранин как раз в струе этого написал целую книгу, почему Ленинград всё-таки не взяли немцы. А он сам же был бойцом, который защищал город. И вот с одной стороны это биографическая книга, с другой стороны - историческая, с третьей стороны - социально-философская.

Существуют ли проблемы, которые недостаточно освещены в современной литературе?

Я думаю, что это проблемы, которые касаются современной молодежи. Не хватает детской литературы. Все время, что была русская классическая литература и советская литература, всегда писали о детях и для детей. То был важный воспитательный и эстетический аспект: и Л. Н. Толстой писал, и А. С. Пушкин писал (хотя Пушкин говорил, что для детей не пишет, но на самом деле его сказки – это золотой запас детской литературы), и Чехов, и в советское время это была целая отрасль литературы.

Что такое литература? Это характер! Вот когда читаешь Носова, Чуковского, Михалкова или даже Гайдара. Он целую страну населил своими персонажами. Несмотря на идеалогизированность, все равно это яркое детское чтение. Одним словом, огромное количество писателей работало на детей и создавало яркие образы. Ребенок что помнит? Помнит героев, на которых хотелось бы походить, которые ему нравятся, которым он следует.

Вы сами отслеживаете современную литературу, или полагаетесь на мнения критиков?

Мы, преподаватели, с аудиторией работаем, мы здесь пользуемся тем продуктом, которые вырабатывают критики.

А каких критиков?

Мы все очень любим Дмитрия Быкова. Его лекции, принимаем за некий образец и студентам рекомендуем. Все, что он делает для популяризации классики и современной литературы, является для нас подспорьем. Есть много критиков уже в собственном смысле этого слова, которые отслеживают, рецензируют и печатаются в журналах, среди которых можно выделить один главный – «Русский журнал». Это интернет-портал, где можно найти отклик на любое появившееся издание.

Почему нельзя исключать современную литературу из списка своих книг?

Она нам дает ощущение современности, текущей жизни, причастности через напечатанное слово к сиюминутности. Читая классику, мы восхищаемся тем, как автор понял и воплотил человеческую душу. Например, Толстой в «Анне Карениной» (я недавно перечитывал). Можно поразиться тому, как он увидел природу человека и женского характера, и природу любви.

Но когда мы читаем Захара Прилепина, или Юрия Буйду, или Людмилу Улицкую, мы видим сегодняшний день, но при этом видим себя в контексте всей истории. В современной прозе мы пытаемся понять сиюминутную окружающую жизнь и увидеть себя в ней. 

Подписка на репортажи:
Следите за нашими новыми репортажами в социальных сетях. Мы в ВК и в ФБ