В ассийской столице по утрам в метро всегда было не протолкнуться. У платформы регулярно выстраивались целые очереди, и чтобы влезть в поезд, люди были вынуждены пропускать по три-четыре состава. Но и в этом случае сидячее место им отнюдь не гарантировалось, поскольку конкуренция составляла в среднем две попы на место. Нередко в метро вспыхивали настоящие споры о том, чей именно зад плюхнулся на сиденье первым, продолжавшиеся порой аж до самой конечной станции. Вот и придумали ассийские власти решение этой насущной проблемы. Возле входа в метро была прочерчена стартовая линия, и все желающие занять сидячее положение в вагоне должны были по взмаху флага начать бег до поезда – кто придет в числе первых, того и места.

И вот, участники забега сгрудились на старте. С сумками-тележками, дипломатами, портфелями и неизменно сосредоточенными лицами, они мечтали только об одном – доехать до своей остановки сидя. Когда отмашка была дана, толпа с криками и улюлюканьем помчалась к финишу. Среди участников ярко выделялась дородная тетенька лет сорока с двумя авоськами. Несмотря на тяжелый груз, она шла одной из первых – видимо, сказывался огромный опыт в подобного рода состязаниях. Пожилая бабушка, идущая четвертой, тоже была знатной бегуньей. Подцепляя клюкой конкурентов, она явно собиралась побороться за призовые места. Неплохо стартовал и здоровый детина лет двадцати пяти, умело оттесняя участников забега локтями и коленями. Но стоило ему поравняться с тетенькой с двумя авоськами, как опыт тут же взял верх над молодостью – умелый тычок сумкой в пах несколько охладил пыл юного атлета.

Вообще, женщины явно оставляли с носом сильную половину человечества. Они пихались, брыкались, ставили подножки, дергали конкурентов за волосы и даже кусались! Это были прирожденные спортсмены, для которых главным было не участие, а только победа! В этой связи нельзя было не обратить внимания на женщину, весившую не меньше ста пятидесяти килограммов, которая грамотно пользовалась достоинствами своей фигуры. Она просто не позволяла остальным участникам вырваться вперед, загораживая дорогу своими мощными телесами. Впрочем, справедливости ради, стоит отметить и одного мужчину – он стартовал очень резво и за счет высокого роста и размашистых шагов даже выбился в лидеры на некоторое время, но, получив пару тычков клюкой и будучи придавленным к стенке женщиной под сто пятьдесят килограммов, немного приуныл и упустил преимущество.

Наконец, перед участниками замаячил финиш. Баба с двумя авоськами запыхалась, по ее лицу струились крупные капли пота, но самообладанию этого атлета можно было только позавидовать – она продолжала рваться вперед, дабы доехать до работы сидя, развалившись на удобном кресле! Если и не золотую медаль, то приз зрительский симпатий она заслужила точно! Последний раз размахнувшись сумкой и впечатав в скамейку старушку с клюкой, она пришла первой и запрыгнула на сиденье в надежде перевести дух, а в это время масса преследователей, наступавшая ей на пятки, с диким гоготом ворвалась в вагон, занимая свободные места.

Признав эксперимент удачным, власти решили его продолжить, и скоро подобные соревнования стали проводиться регулярно на разных станциях метро. Появились здесь и свои рекордсмены. Так, тетя Глаша с Речного вокзала проходила расстояние до вагона за тридцать секунд. Секрет ее успеха был прост – при беге она издавала протяжный боевой клич «Посторонись, суки, пропустите инвалида», в котором содержалось такая истерия, такой внутренний надрыв, что спортсмены терялись и уступали ей лидирующие позиции. Правда, никто не понимал, почему тетя Глаша инвалид – бежала она так резво, что некоторым здоровым и не снилось. Лишь когда администрация Речного вокзала, недовольная отсутствием интриги, усложнила задание и расставила по дистанции барьеры, тетя Глаша несколько снизила результаты. Впрочем, ненадолго. Добавив несколько децибел в свой истерический крик и слегка изменив боевой клич на «И все равно не догоните, ироды», она добилась желаемого – барьеры трескались от ее криков, а некоторые и вовсе разлетались в щепки, расчищая дорогу к финишу.

Вскоре до соревнования добрались и букмекеры, которые начали принимать ставки на забеги. Подобные турниры стали освещать газеты и телевидение. Теперь победитель забега мог рассчитывать не только на свободное место в вагоне метро, но и на интервью центральному каналу, а значит, и популярность у зрителей. Почуяв высокую прибыль, к «Веселым стартам» подтянулись и спонсоры, награждавшие участников состязаний современной бытовой техникой и даже путевками в жаркие страны. Одним словом, мотивация у участников забега была запредельной, что уж там говорить, если даже многие автолюбители в спешке избавлялись от своих железных коней и выстраивались перед линией старта. Правда, шансов на победу у них было немного. Привыкнув к комфорту, такие бегуны терялись, когда какая-нибудь тетенька хлестала их огромными авоськами по ногам и спине, дородная женщина под сто пятьдесят килограммов настойчиво вдавливала в стену, старушка — божий одуванчик цепляла клюкой, а рекордсменка тетя Глаша орала благим матом прямо в ухо: «Куда прешь, гнида! Ща догоню и мешком с картошкой охуячу».

Ставки росли с каждым днем, а вместе с ними возрастала и цена победы. Уже никого не удивляли нарушения правил вроде разлитого в переходе машинного масла или сумки с кирпичами, опускавшиеся на спины и головы конкурентов по забегу. Нередко поезд отправлялся с платформы, не имея в вагоне ни одного полностью здорового человека — фингалы под глазами, вырванные клочья волос, порезы на всем теле и даже переломы случались здесь сплошь и рядом. Но никто не жаловался – главным по-прежнему считалось прийти к финишу первым и занять свободное место. А травмы…. ну и черт с ними – до свадьбы заживут.

Однако, многочисленные правозащитные организации, в том числе и международные, такая ситуация не устраивала. Особенно их смущали данные об употреблении допинга, которым стали баловаться участники забега, да и количество несчастных случаев неумолимо возрастало. Под давлением международного сообщества, власти были вынуждены прекратить забеги, но народ горевал недолго, продолжая проводить состязания неофициально. Они проводятся до сих пор, и вы непременно увидите их, если спуститесь как-нибудь под утро на любую из станций ассийского метрополитена.