Качественная, сорокоградусная и прямо из холодильника. Так и жду, когда меня возьмут в руки. Ну же, давайте, сегодня пятница – отличный день, чтобы расслабиться и отдохнуть в моем обществе. Тянитесь своими жадными ручонками, вынимайте из кошелька наличность. Я подарю вам незабываемый вечер, на такое больше никто не способен. Идите ко мне, достопочтимые мужья, отцы семейств и простые одиночки. Разнообразьте свою пресную жизнь, вздохните свободно. Я же вижу, как жадно блестят ваши глаза, вижу как вы сглатываете слюнки, косясь на меня. Смелее, смелее… 

Ну вот, потянулся за деньгами. Умничка. Кто же ты? Руки в мозолях, одет небрежно, шапка налезает на глаза. Сразу видно – работяга. Да и имя простенькое – Вася. Что ж, очень хорошо. С простыми людьми мне даже больше нравится коротать время. Они не придираются, не обнюхивают, не растрясают, желая узнать, качественная ты или нет. Просто пьют. Быстро и много. Ну вот, кажется, угадала – не только меня прихватил, но еще и соседку. Молодец. Сегодня тебя ждет незабываемый вечер. 

Итак, кто же ты, счастливчик, и кто твой гость, рассевшийся на соседнем стуле? Я мигом могу определить, только вы об этом, поди, и не знаете. И хорошо, что не знаете. Вам так спокойнее будет. Ага… вот все и открылось. Вася и Сергей. Знают друг друга уже целую вечность. Что в школе, что в институте были не разлей вода, а вот потом их пути немного разошлись. Вася пашет в автосервисе, а Сергей менеджером по продажам в одной скромной компьютерной фирме. Встречаются частенько, любят выпить, поговорить по душам. Ничего не скажешь, занятная компания. Ну прямо по заказу. Ладно, чего расселись-то? Давайте, пока не остыла. Откройте меня да разлейте по стаканам. Вам же не терпится!

Отлично, опрокинули несколько стопок. Наконец-то. Ну, сейчас детство вспоминать начнут. А я помогу ребята, освежу память, чтоб вам легче было. Мне ведь не трудно. Только вы пейте, пейте… Не останавливайтесь… 

- Эх, Вася, помнишь Светку из 10 «Б»?

- Как не помнить? Знатная была девчонка! Мы же оба с тобой по ней сохли!

- Если б только мы – вся школа, считай! Интересно, что с ней стало?

- Небось, замуж вышла, детей растит, — ответил Вася. – Все, как обычно.

- А о нас вспоминает, как думаешь?

- Разве что в страшном сне! Забыл, как крысу дохлую ей под дверь подкинул за то, что на свиданку с тобой не пошла?

- А ты что, лучше? – возмутился Сергей. – Это ж надо было додуматься подделать Светкин почерк и подбросить физруку любовную записку от ее имени!

- Да, славная получилась потеха!

- Точно! Ну, давай еще что ли по одной?

- Наливай! 

Хорошо пошла, да? Конечно, хорошо. Я ведь старалась. Я поначалу всегда стараюсь. Что-то вроде червячка на крючке. Заглотнул – потом слезть не сможешь. Старый приемчик, но ведь действует же. Теперь не остановятся, пока не нажрутся. Рожи-то уже красные, в разговоре матершина проскальзывают. Самое оно! Давайте-ка я вам еще воспоминаний подкину. Только что-нибудь позлее, подепрессивнее. Ну вот, например…

- Серега, а помнишь, как мы с тобой забухали где-то под Питером и с местными сцепились?

- Грустная история получилась, ведь еле ноги унесли!

- А ты здорово меня тогда выручил, братишка! Помнишь, нож выбил у одного, да как заорал: «А ну, назад, козлы! Завалю!» Тут они и разбежались, а иначе – кирдык.

— Так это я от отчаяния, — с улыбкой ответил Сергей. – В жизни бы никого убить не смог.

- А я бы смог, — ответил Вася, залпом опорожняя стопарик. – С подобной швалью только один разговор – мочить.

- Тут еще разобраться надо, кто шваль, а кто нет.

- А чего разбираться, разве не видно? Ладно, давай еще выпьем, а то башка что-то болит…

Кажется, дошли до кондиции. Вот и язык заплетаться начал, глаза помутнели. Но ведь вам мало? Конечно, мало. Уже не только я – соседка моя почти до конца выпита. А вот закусь кончилась, причем давно. Но разве вас это остановит? Смешно! Пейте, дорогие мои, пейте еще. И хватит, пожалуй, воспоминаний. Пора что-нибудь повеселее придумать. Но поскольку ребята вы простые, и я особо оригинальничать не стану…

- Слушай, может, телек посмотрим? – предложил Сергей.

- Давай.

- Вот черт, — опять этого президента показывают! Ну сколько же можно! По всем каналам он один, как будто кроме него больше в стране ничего не происходит!

- А что тебе не нравится? – удивился Вася. – Президент у нас отличный! Жесткая у него рука, а иного нам и не надо. Вот при Сталине порядок был, может, и сейчас наведут.

- Ты чего, Васька, белены объелся? Этот твой Сталин знаешь, сколько народу погубил?

- Зато сидели все тише воды, ниже травы и не высовывались! И порядок был.

- Что за ерунду городишь? Что ж хорошего, когда живешь в страхе и высунуться не можешь? А сейчас все к этому и идет. Если ничего не изменится — бежать из этой страны надо будет.

Ну вот и поспорили, очень хорошо. Вы же сейчас самые умные, самые сильные, самые правильные. Уж я постаралась. Я еще и не то могу! Даже не интересно, если честно. Слишком легко все выходит. Пожалуй, надо еще подогреть страсти, чтобы убедиться, что эти дурики полностью мои. Полностью в моей власти. Я контролирую их мысли, поступки, их пьяную, бессвязную речь и даже души. Хотя, где там душа? Сжалась в уголке и повизгивает. Конечно, ведь я сильнее. Могу пнуть ногой или плюнуть в нее и ничего мне за это не будет. Могу даже и вовсе раздавить. Не верите? О, сейчас убедитесь… 

- Ах, бежать! – закричал Вася. – Может, жулью и надо, а честным людям и на Родине хорошо.

- А те, кто сейчас у власти, не жулье что ли? Еще какие! Только никто им слово поперек сказать не может, потому что задавили оппозицию. В зародыше задавили!

- И не нужно никакой оппозиции – она мешается только. Вякает под ногами, как шавка и реформам мешает. Все, что власть не делает – все плохо, — один сказ. Ну да ничего – пусть вякает – караван-то идет.

- Только куда он идет, ты подумал? — закричал Сергей. А я скажу! В задницу он идет глубокую, понял? А все твои Сталины, Ленины и те, кто у власти сейчас – это враги народа, тираны! Их бы придушить во младенчестве, стольких бед бы избежали!

- Ах, вот ты как заговорил! Сейчас, погоди! Я вот сбегаю за водкой и тогда поговорим! 

Эти ребята даже превосходят мои ожидания. Думала, после двух свалятся под стол, ан нет! Крепенькие оказались. Что ж, значит, праздник продолжается! Очень любопытно, как далеко они смогут зайти? Два мужика, знающие друг друга не один десяток лет, лучшие кореша, учившиеся в одной школе и институте… Готовы ли вы возненавидеть, готовы ли вы предать все, что было между вами ради меня?...

Смахнув две выпитые бутылки на пол, Вася поставил на стол третью и немедленно разлил по стаканам. 

- Придушить, значит, надо? – подзадоривал себя Вася. – Да я за этих людей жизнь бы отдал, грудью на амбразуру кинулся, а ты придушить!!!

- За кого жизнь бы отдал? За тех, кто над народом издевается, как что не по их – в тюрьмы кидает! За этих выродков?

- Выродков! – закричал Вася, опрокидывая очередную стопку, — Да ты сам выродок! И тебе подобное ворье! Что там фирмочка твоя делает? Компьютерами торгует? Да ни хера! Ворует! Как и все эти коммерсанты вшивые!

- А автосервис лучше? Понабрали быдла, как ты, и довольны! Ни ума, ни фантазии! – ответил Сергей, опорожняя свой стакан, — при нынешней тирании все такими будут! Кто еще такой властью восхищается? Только быдло и скот! Пушечное мясо!

И тут, скажу я вам, произошло самое интересное! У Васи не выдержали нервы. Он вскочил со стула и наотмашь ударил друга по лицу. Ну же, не подведи, Серега, ответь достойно! Умничка! Даже стол перевернул от усердия и кулаками работает на загляденье! А как кричат, матерятся! Сказка! Ого! Этого даже я не ожидала! Предметами всякими кидаться друг в друга начали, да так, чтоб побольнее вышло! Тоже мне друзья, лучшие корефаны! Ха! Да вы еще выпьете по стопарику, глядишь, и за ножик схватитесь. А что? Такие случаи в моей практике уже бывали! 

Ладно, до поножовщины, пожалуй, лучше не доводить. И так всласть поглумилась, хватит. Пора и закругляться. Хотя нет, посижу здесь, пожалуй, до утра, вдруг Васе опохмел понадобится? А я тут как тут! 

Вот, поднялся, наконец, с пола, весь побитый, помятый, еле до кровати дополз. Серегу зовет для продолжения «разговора». Даже не заметил, что его лучший корешок уже ушел давно. Ну все, угомонись, соседей разбудишь. Давай, накрывайся одеялом и баиньки! Ну и нажрался же ты, дурила!... 

Вот и утро. Не можешь подняться с кровати, да? Тяжело? Голова раскалывается, живот болит, отвратительный горький привкус во рту? Так чего же ты хотел, дружок, за все надо платить. Повеселился вчера от души – теперь расхлебывай! Что, страшно от царящего бардака? Конечно, разбитая посуда, перевернутый стол, карниз, валяющийся на полу – не слишком благовидная картина. Встать хочешь? Ха! Не так-то это и просто – головка кружится. Да ты сейчас безобиднее младенца! Ладно, не жалуйся. Думаешь, хуже и быть не может? Может, наивный дружочек! Ты просто еще не помнишь, что было вчера… 

Ага, вот и совесть просыпается, воспоминания возвращаются… Что, не понимаешь, зачем побежал в палатку за третьей, ведь уже после двух с трудом держались на ногах? Так это я легко могу объяснить – сколько меня не бери, все равно второй раз ходить придется. Народная мудрость! Не понимаешь, как могли сцепиться из-за политиков, которые и знать не знают двух лучших корешков, шедших рука об руку едва ли не с самого детства? У, как тебя далеко занесло, дружище! Философ прямо! 

Что-что там бормочешь? Не знаешь, есть ли у тебя теперь лучший друг Серега? Нет, конечно. Хи-хи! Он теперь и руки тебе не подаст! Не сможет просто. Но нет, это не я, Вася, не я. Разве я могу быть такой жестокой? Все подружки мои. Сволочи еще те, скажу по секрету. Ты вот не знаешь, а мне уже донесли. Не сдержался твой корешок – еще одну взял в палатке рядом с домом. Нервничал все, переживал. Детство ваше вспоминал, юные годы. Прямо из горла жрал – настолько не в себе был. Вот и угодил под машину. Летальный исход, Вася… Ну да ничего, ты когда узнаешь, не горюй. Я ведь к тебе снова приду и утешу. Что? Больше пить не будешь? Наивный, все так говорят. Да ты полежи, полежи, не ной. Сейчас все снова будет хорошо. Только протяни руку – вон я, на столе… 

***

Ух ты! На какое знаменательное событие удалось проникнуть! Годовщина свадьбы у Маши и Андрея. Куча гостей, стол так и ломится от аппетитных блюд. Судя по всему, я здесь далеко не первая – уже целый ряд боевых подруг выстроился под столом, а на подходе еще столько же. Гости танцуют, веселятся, песни поют – ну чем не идиллия? 

Однако, сколько же здесь интересных вариантов, выбирай — не хочу! Это для всех вокруг они абсолютно счастливы, ишь как целуются, обнимаются, счастья друг другу желают. Смешно! Внутри лишь желчь, уж я-то ее хорошо различать умею, а еще лучше – выводить на поверхность. Поссорить молодоженов? Нет, слишком банально, они и без моей помощи прекрасно справляются. Может, пьяную драку устроить? А что, кандидатов немало – Виктор, например, улыбающийся Алексею, но в душе ненавидящий его за эгоизм и высокомерие или Сергей, трудящийся с Андреем в одной компании и отчаянно желающий его подсидеть. Зависть-то в глазах нешуточная, чернее сажи. Нет, все не то. Не интересно. Было бы забавно посмотреть на скромницу Ольгу, которая, перебрав алкоголя от недостатка мужского внимания, забралась бы на стол и исполнила стриптиз. Вот гости обрадуются! Но это они, а я вряд ли. 

Эх, вот вроде бы хорошо, когда есть из чего выбирать, а с другой стороны и не очень – не знаешь, на чем остановиться, голову ломать приходится. Набрались порядочно, каждый готов к употреблению, любую пакость проделать с ними можно — была бы фантазия. Такие расслабленные, беззащитные, даже и не догадываются, что я подобралась совсем близко. Все в моей власти. Все до единого.

Впрочем, довольно слов, пора приступать к действию. Готов ли ты, Димочка, такой искренний и преданный друг, к предстоящему веселью? Готов ли ты, скромный, безобидный клерк, к распутству и разврату? Ты ведь всегда сдерживал себя, всегда контролировал. Был таким галантным, никогда и повода не давал для сомнений. Даже Андрей, ревнивец, каких поискать, уверен в тебе, как в себе самом. Мы ведь докажем ему, что он ошибался, правда, Димочка? Продемонстрируем, какой ты на самом деле? Тебе ведь нравится Маша и уже давно. Да, жена друга — не женщина, но это ты можешь другим очки втирать или себе перед зеркалом нашептывать – со мной такой номер не пройдет. Я тебя насквозь вижу, шалун. Нечего сидеть на диване и тайком мечтать о ней. Подойди и возьми. Что, смелости не хватает? Не бойся, Димуль, я помогу. Я – лучшее средство против комплексов и сомнений. 

Ну вот, молодец! Поднялся с места и, слегка пошатываясь, направился к Маше. Хорошо, что ее муж вовремя отлучился на кухню следить за горячим и ничего не заметит. До поры до времени, конечно. Давай, дружочек, пригласи ее на танец, ведь словно по заказу сейчас как раз начинается медляк. 

- Машуль, можно тебя пригласить?

- Конечно, Дима. Для тебя – все, что угодно. 

Видишь, как все оказалось легко. Ты тоже ей нравишься, даже не сомневайся. Кружи ее, Дима, отвлекай пустой болтовней, а сам незаметно опусти руку чуть ниже талии. Не бойся, никто не заметит – в комнате царит полумрак. 

- Дима, ты что, с ума сошел? 

Но-но! Даже не вздумай убирать руку. Это же типично женские хитрости, дурачок. Она просто раззадоривает тебя. Не верь ее словам, делай вид, будто ничего страшного не происходит. Молодец. А теперь руку еще ниже и обними покрепче. Ей понравится, уверяю тебя. Она тоже этого хочет. 

- Дима, перестань. А если Андрюшка увидит?

Ну что, я же говорила. Она в восторге от тебя, и единственное, что ее смущает — муж. Соври же что-нибудь про него. Пусть она отомстит ему с тобой. Это же так просто, Димочка, неужели я должна всему тебя учить? Шевели языком, иначе упустишь момент. 

- Да ладно, Маша, он и сам небезгрешен.

- В смысле?

- Не притворяйся, ты все прекрасно понимаешь.

- Он изменяет мне?

- Конечно, со своей секретаршей. А ты разве не знала?

Умница! Видишь, как она хлопает глазками. Она растеряна, Димочка, поверила в твою ложь. Люди всегда так охотно верят гадостям, поражаюсь я им. Впрочем, не будем отвлекаться. А теперь, дружочек, медленно веди ее к столу. Через минуту танец закончится – она с горя нальет полный стакан и после этого будет твоей. Я обещаю, Дима, не сомневайся. Ну вот, видишь, все так и произошло. Сейчас у нее закружится голова. А ты не стой, позови ее в соседнюю комнату, подальше от людских глаз. А перед этим стопочку для смелости. 

- Неужели, он правда изменяет? Он ведь говорит, что любит меня…

- А мне он говорит, что ему нужно разнообразие.

- Ах так! 

Ну вот, она и твоя. Пользуйся моментом. Конечно, она захочет отомстить, да еще в день свадьбы. Женщины так предсказуемы. Смелее, Дима. Почти все готово для нашего маленького спектакля! Здесь вас никто не увидит и ты, наконец, сможешь воплотить свою мечту в жизнь. Целуй же ее и срывай одежду. Быстро, чтобы опомниться не успела. И сделай ей комплимент – бабы обожают лапшу на ушах. Ну же, ну! 

- Какая же ты красивая, Машенька…Я так долго мечтал о тебе…

Молодец! Видишь, как она сразу разомлела. Остальное – дело техники. Смелее в бой, пылкий любовник, а я пока навещу рогоносца. 

О, а вот и он. Помешивает горячее и даже не догадывается о том, что разворачивается почти под самым носом. Ну да ничего, я помогу. Андрюшенька, а куда это запропастилась твоя супруга? Что-то давненько ее не было видно… 

- Ребят, а где Маша?

- Да вроде с Димой танцует… 

Ну да, а чему ты так удивляешься? Как это скромный Дима пригласил твою жену на танец? Легко – я помогла. Он и не на такое способен. Хочешь убедиться? – давай за мной, в спальню. Там тебя ждет большой сюрприз, рогоносец! 

А ты шустрый. Отложил горячее в сторону и направился в гостиную. Только тут уже минут десять как никого нет. Самые интересные события разворачиваются в другой комнате. Давай же туда, неужели не слышишь стоны? Они вошли в раж, им нет дела до того, что их обнаружат. Выпей, если сильно переживаешь. Ты ведь умный мужик, прекрасно понял, что происходит. Нет, трех стопок мало, дерни еще, чтобы алкоголь поборол смятение и боль. А теперь вперед! 

Ого! А около двери уже собрались любопытные – слушают и хихикают, ну прямо, как дети. Зачем же ты так грубо расталкиваешь их и врываешься внутрь? Какой хам! Ну, смотри, смотри же! И как тебе, рогоносец? Узнаешь ли в этих потных, сплетенных телах свою скромницу-супругу и лучшего друга? Ты в шоке? Не ожидал? Так я же говорила – сюрприз. А он и должен быть неожиданным, не так ли? Погоди поднимать шум – посмотри внимательнее. Как они наслаждаются друг другом, как им хорошо вместе. По-моему Маше с ним больше нравится, чем с тобой, не находишь? И нечего сжимать кулаки! Сам виноват! В жизни никому нельзя доверять! Неужели ты еще этого не понял?

Ладно! Посмотрел и хватит. Или ты мазохист? Они обманули тебя! Лучший друг и жена. Практически самые близкие люди, да еще в такой день, да еще прямо на супружеском ложе! Тут любой не сдержится, а уж такой ревнивец, как ты и подавно. Вон коллекционный меч висит на стене, видишь? Ты его зачем-то наточил около месяца назад, когда квартиру соседей ограбили. Думал, если к тебе ворвутся — ты сможешь достойно ответить. Вот и пригодилась заготовочка. Хватай же оружие и отомсти за поруганную честь, ведь свидетелем твоего унижения стали почти все приглашенные гости. Пойдут слухи, над тобой будут смеяться, рогоносец. 

Посмотри на них в последний раз. На этих любовников, застигнутых врасплох. Посмотри им в глаза. Они напуганы. Умоляют тебя о чем-то, боятся. Конечно, боятся – видел бы ты себя в зеркале. Безумный взгляд, взъерошенные волосы, меч, занесенный над головой. Брр.. Страшная картина. Но ты ведь не простишь их, хоть они и просят об этом. Защелкни дверь на замок, чтобы никто не помешал. Пока ее выбьют – дело будет сделано. Не слушай крики тварей, обманувших тебя. Разве им можно найти оправдание? Разве их можно понять? Они насмеялись над тобой, а ты так им верил. Кого угодно мог заподозрить в предательстве, но только не их. Жизнь жестока, рогоносец, так почему же ты должен быть милосердным? Смелее! Или я должна тебя уговаривать?...

Ух, как ты разошелся… Да брось меч, брось – изменники уже наказаны. Не расходуй силы понапрасну, они тебе еще понадобятся. В каталажке, например. Ну что ты вдруг заревел, как сопливый мальчишка? Испугался содеянного? Перестань! Ты совершил справедливость. Зачем же так биться в истерике и ныть, зачем склоняться над окровавленными телами? Нет, ты их не оживишь. Поздно, рогоносец. 

А вот и гости, наконец, пришли в себя. В ужасе взирают на тебя, отшатываются. Кого-то тошнит, кто-то падает в обморок. Сегодняшний вечер они запомнят надолго, а ведь вы с супругой так и хотели, правда? 


***

Так-так, к кому я вновь пожаловала? Обветшалая однушка, штукатурка со стен слезает, тараканы по кухне носятся. Да, не густо. И кто меня будет потреблять? Неужто дитятко малолетнее, сидящее за столом и выводящее в тетради какие-то каракули? Не похоже. Слишком уж юн для меня, впрочем, чего только не бывает – жизнь-то у него явно не сахарная. Одет кое-как, портфель в заплатках, вся комната жирными пятнами заляпана. Тут с горя и черта лысого позовешь, не то, что меня. Даже фингал под глазом красуется, хотя и не похож паренек на хулигана, отнюдь. Видать, достается в школе от одноклассников да еще как! Глаза-то на мокром месте, я это сразу приметила.

О, а вот и мой клиент! Мамаша пожаловала. Взмыленная, запыхавшаяся, на трех работах отпахавшая. Целые сутки домой не приходила – все трудилась. То полы тряпкой драит, то посуду где вымоет. Крутится в общем, но на жизнь, конечно, не хватает. Спасибо, хоть на меня хватило. А мужика, судя по всему, в доме нет. Как дитятком запахло, так и смылся папаша. Молодец, нечего сказать! Интересно было бы на него посмотреть, а впрочем, успеется. Не сомневаюсь – мои подружки его постоянные клиентки, если он, конечно, на братца моего – спирт – не перешел. 

- Сынок, сделал уроки? — спросила мама, выходя их прихожей.

- Делаю, мамуль.

- Молодец ты у меня, Петька.

Конечно, молодец, да и тебе грустить нечего. Вот тяпнешь первые три стопки, и жизнь наладится. Давай же, давай. Вон как устала, целые сутки, считай, без сна, на ногах. Тут любой запьет. Конечно, первым делом к холодильнику. Ну, здравствуй, милочка. А я тебя прямо заждалась! Что, неймется, даже в стакан наливать не будешь? Ух ты какая! Одним махом полбутылки уговорить! Да на это не каждый мужик способен. Уважаю. Ну, давай, теперь садись, расслабься. В таком деле спешить не следует. Это ведь не интересно, когда сразу в стельку. А как же поразвлечься? 

- Ох, сыночек, — проговорила женщина почти что шепотом. – Как же тяжко нам с тобой приходится, миленький мой… Что ж за судьба такая! За что невзлюбила нас?

Ну вот, сразу депрессняк. Не люблю я так. Что ж сразу о плохом-то? А как же веселье, праздник? Как на поминках, честное слово! Нет, я, конечно, понимаю – жизнь несправедливая штука и все такое, но ведь что-то хорошее в ней тоже есть? Вот сын твой, Петька. Нормальный парень растет, не бандит, не вор. Плохие компании за сто верст обходит, не пьет, не курит, на четверки учится. Чего тебе еще надо, мать? 

- Одна радость в жизни у меня – ты, Петька. Одна на тебя надежда. Вот вырастишь, добьешься чего-нибудь и вытащишь нас из этого болота. Подойдешь к мамке своей и скажешь – сиди дома, любимая моя, а я денег сам заработаю. Нам вдвоем разве много надо? Прорвемся, Петенька… 

Ну вот, уже лучше. Такой ход мыслей мне приятен. Но маловато. Давай-ка, выдай еще что-нибудь оптимистическое и будем постепенно закругляться. Так сказать, набрав максимальную высоту – кубарем рухнем в пропасть. Моя любимая тактика, между прочим. 

- Ох, сыночек. Как же я тобой горжусь. Совсем не такой безалаберный, как отец. Ответственный, порядочный, целеустремленный. И учителя тебя хвалят. А то, что бедные мы – не страшно. Сколько народа из грязи в князи выбивается, да таких высот достигают, что тепличным детям и не снилось. И ты выбьешься. Я это точно знаю…

Очень хорошо. Люблю я, когда все по плану идет, а то некоторым только повод дай — так сопротивляются, что и не уломаешь ни на что. А ты молодец, податливая. Что не скажу – все выполняешь. Идеальный клиент, милочка! Давай-ка еще глотни чуточку и переходим к финальному аккорду. Настает час потехи! Ммм… просто тру ручки от предвкушения… 

- Петька… А вдруг встанешь на ноги и бросишь меня, как отец? — прошептала женщина, осушив залпом сразу две стопки. – Зачем я тебе? Старая, больная, непутевая? Ты ж, небось, меня стыдишься, не уважаешь? Вот найдешь себе бабу красивую и уйдешь к ней, а меня одну оставишь. Выбросишь за ненадобностью из жизни. Разве вспомнишь, как обстирывала тебя, кормила, на трех работах с утра до ночи вкалывала? Не вспомнишь ведь… Кто-то придет на готовенькое и заберет тебя. Не посмотрит, сколько сил вложила, сколько души… 

- Петь, — крикнула она. – А ты меня любишь?

- Да, мамочка, — раздался голос из комнаты. 

- Врет, конечно, — вновь перешла на шепот женщина. — Не пришел даже, не обнял. Сказал, чтобы отвязаться… От меня все так рукой отмахиваются, даже сын родной! А я ведь с ним сюсюкалась, нянчилась, пеленки меняла. Всю молодость угробила… Говорили мне, дуре, делай аборт, а я что? Одна подниму, одна растить буду. Вот и вырастила на свою шею. А не было б его, глядишь, замуж бы вышла. А кому я с ребенком нужна? Мать-одиночка… 

Здорово, правда? Чистая работа. Ну кто, кроме меня на такое способен? Впрочем, это еще цветочки, только начало нашего чудесного вечера. Давай же, пей еще! До дна! До самой последней капли! Ненавидь своего отпрыска, презирай. Ведь он виновен во всех твоих бедах, от него одни неприятности! Смелее, еще одну рюмочку, и я полностью завладею тобой. Извлеку на поверхность все твои страхи и сомнения, всю боль и разочарования. Все унижения, которые ты испытала, все плевки и издевки! Ты только пей, пей же! 

- Подонок! Всю жизнь мне испоганил, — причитала женщина. – Ну зачем ты мне сдался такой? Всех радостей лишил, всех надежд! Пахала бы я на трех работах, если бы не ты? Мне что, много надо? А тебе то учебники, то тетради, то ручки, то одежду какую-то! А мне кто чего купит? Ни платьев новых, ни брюк! Господи, да единственные колготки и те все драные! Кому я такая нужна, кто на меня посмотрит? Если б не было тебя, глядишь, все бы устроилось. А так мужика даже некуда привезти – все время перед носом маячишь! Одни проблемы, одни неприятности с тобой! Как же я тебя ненавижу! Всю жизнь испортил…

Вот оно! Начинается самое интересное! Сама не заметила, как на крик перешла, и, конечно, не знает, что Петька уже давно не делает уроки, а забился под стол и плачет. Но ты не слышишь, нет. Конечно, тебе ведь сейчас не до того. Ты пей, пей, не отвлекайся. А он пусть кусает в кровь свои детские губки и захлебывается от слез, пусть стучит своими маленькими кулачками по полу и спрашивает, за что ты так его ненавидишь… Подумаешь, невидаль какая! Он же – главная причина твоих неудач. Самая большая твоя ошибка, правда? И пусть он сквозь слезы повторяет, что любит тебя больше всех, что ты единственный близкий человек, который есть в его жизни, — что с того? Любовь ведь на хлеб не намажешь, верно? 

Смотри-ка, вылез из под стола и ползет к себе. Весь зареванный, такой жалкий и несчастный. Хочет сказать, что ты ему очень нужна, а еще понять, в чем он виноват. А ты ему сейчас и объяснишь, только глотни еще. Вот так, хорошо. Бутылка почти пуста, и ты с трудом понимаешь, что происходит. Такой жестокий мир, и не один — смотри, он двоится в твоих глазах… И Петька двоится. И ненависть твоя тоже…

- Мамочка, я слышал, что ты кричала. Почему? Я тебя как-то обидел?

- Обидел! – закричала женщина. – Да ты мне всю жизнь поломал, тварь! Ненавижу! 

Какая истерика, какой кураж! Кинулась к шкафу и достала ремень. Ну давай, выплесни всю свою боль! Корень зла – прямо перед тобой. Такой маленький и беззащитный. Ты легко с ним справишься, и он не сможет дать тебе сдачи. Бей его еще и еще. Это жестокий мир тебе не по силам, а с Петькой ведь проще совладать, правда? Его легче наказать за все унижения, страхи и постоянные разочарования. Сильнее, не останавливайся! Вон, затих в углу и рыдает – он в твоей власти. Отомсти, покарай за то, что искалечил твою судьбу! 

Какой сегодня удачный получился праздник! Давненько я так не веселилась. Как же мне нравится играть судьбами людей, делать из них послушных марионеток, когда они полностью в моей власти, не в силах сорваться с крючка. Ну что, выпорола от души, угомонилась? А ведь он любил тебя, мечтал получить образование, устроиться на престижную работу, окружить тебя заботой и вниманием. Ты ведь и не знаешь, как он переживал. Плакал по ночам, что тебе приходится так пахать, а перед сном молился, чтобы Бог был к тебе благосклонен. А еще, помнишь, у тебя ведь день рождения через месяц, и жалкие крохи, что ты давала ему на обеды, он не тратил. Голодал, мучался от болей в животе, но не тратил. Ни копейки. Он копил на подарок. А ты и не знала, верно? Конечно, Петька тщательно все скрывал. 

Но теперь он вряд ли тебе его подарит. Переходный возраст, неустойчивая психика. Он будет тебя ненавидеть и презирать, а при первом удобном случае – бросит. Как его отец. Он никогда не простит тебя, неудачница, замкнется в себе. Забудь о его нежности, словах поддержки, о молитвах по ночам. Ты больше не существуешь для него, и он больше никогда не поверит в твою любовь. Да, да! Он вырастит и бросит тебя. Будет вспоминать о своей матери, как о кошмарном сне. Постарается навсегда вычеркнуть тебя из своей памяти. Если выживет, конечно…