-Ой, Генка, не жалей, меня. Ох, пори от души, чтоб глаза мои, от мужа потухшие, страстью разгорелись! Бери меня люто, Геночка, ох люто! Беспощадно бери! 

- Какая отчаянная ты, Лена! Ехидна моя мутноокая! Ох, не допороли тебя в детстве, а мне ошибки родительские исправлять приходится! Ну, получай! Вот тебе! Вот! 

- Да, Геночка, да! На осколках бутылочных хочу! На гвоздях! В противогазе, чтоб воздуха не хватало мне! Страсть несусветная обуяла, Геночка, и терзает меня, терзает! 

***

«Так-так, ничего я не забыла? — думала Леночка, одеваясь в квартире любовника. — Наручники захватила, плетку можно оставить здесь. За дополнительной порцией гвоздей, если что, забегу в хозяйственный. Ой! колечко обручальное! Вот дура! Оставила бы здесь – что ж потом мужу говорить? Ай-я-яй! Нехорошо бы вышло. Ну, кажется все, можно идти». 

Леночка вышла из подъезда и отправилась на работу. Добравшись до своего кабинета, она села за компьютер и проверила почту. Дела Лена решила оставить на потом – на завтра или даже на послезавтра. Возможно, кому-то такой своенравности бы и не простили, но ведь любовницам шефа прощается почти все! Даже измена с мужем! 

Ответив на самые важные месседжи, Леночка заглянула в «Живой Журнал». Пошарив по френдленте, она не нашла там ничего занимательного, разве что видео-ролик с чьими-то стихами. Вообще-то стихи Леночка не любила. На крыше дома любила, в парке любила, даже в самолетах – время от времени. А вот стихи как-то не очень. Но времени было много, и она вдруг решила пройти по ссылке. 

«Ай-я-яй»!- подумала она, просмотрев ролик. На сцене какого-то клуба выступал молодой человек, который весьма эмоционально, размахивая руками, декламировал стихи собственного сочинения! И не какие-то там обычные стихи, а самые что ни на есть матерные! «Ай-я-яй, — воскликнула Леночка. — Ай-я-я-яй»! – повторила она, опознав в дерзком стихоплете мужа своей лучшей подруги Оксаны!

«Надо же! — возмутилась Лена, — как ему не стыдно! Матом – при всем честном народе! А вдруг кто услышит или, упаси Боже, увидит! Немыслимо! Невозможно! Это ж надо опуститься до такой безнравственности! Что же люди подумают? Бедная моя подружка, ох, какую неудачную выбрала партию! Ай-я-яй! Ай-я-я-яй»!

За мыслями о несчастной подруге и ее незавидной судьбе незаметно пролетело рабочее время, и Леночка с горечью осознала, что совершенно забыла о любовнике, которого накануне обещала порадовать приятным сюрпризом. Нахмурив бровки, девушка принялась усиленно фантазировать и сама не заметила, как длинные ножки привели ее прямиком в подсобку. Обманув простодушного завхоза, Леночка быстро закинула в сумку сверла, скотч, лобзик, гвоздодер, пассатижи, зачем-то прихватила пилу и поспешила домой, где ее ждал любимый супруг. 

- Ай-я-яй! — выкрикнула она, едва переступив порог.

- Что случилось, любимая? — поинтересовался муж.

- Ой, Сережа, ты даже не представляешь, что я тебе сейчас расскажу!

- Что-то серьезное, Леночка? — насторожился супруг.

- Серьезное некуда! — прощебетала Леночка, — в спешке надевая обручальное кольцо и закидывая пилу на антресоли. – Ты ужаснешься, когда узнаешь, что сделал Оксанкин муж!

- Что же он натворил? Предал родину? Ушел в запой? Спер с работы пилу?

- Все гораздо страшнее! Он выступал в клубе со стихами. И не просто какими-нибудь обычными стихами, а матерными! Какой стыд для бедной Оксаны! Она этого не переживет! А если ее коллеги по работе такое увидят! Или однокурсники! А что подумают родители?

- Ай-я-яй! — взволновано воскликнул Сергей.

- Ай-я-я-яй! – прощебетала Леночка!

* * *

Слава Богу, следующий день оказался выходным, что позволило Леночке встретиться с лучшей подругой и поведать ей о своей ужасающей находке. Молчание было страшнее смерти! И даже страшнее результатов анализов на сифилис! 

- Оксана, я должна открыть тебе страшную тайну, — сказала Леночка при встрече и закрыла руками лицо, силясь сдержать истерические рыдания. — Ах, мне невыносимо больно говорить тебе такое! Слова застревают в горле! Ты моя лучшая подруга, и все же, все же…

- Да что же такое, Леночка, говори!

- Сидела я сегодня на работе, фантазировала, мечтала. Потом умыкнула пилу, чтоб с Генкой… Ну ты меня понимаешь…

- Честно говоря, не очень…

- Эх, так и знала, что одними намеками не обойдешься! В общем, все дело в твоем муже!

- Что же он сделал, что? Говори, я готова ко всему!

- Он...Он читал стихи в каком-то клубе! И не просто какие-нибудь обычные стихи, а матерные!

- Ай-я-яй! — взволновано воскликнула Оксана.

- Ай-я-я-яй! – прощебетала Леночка.

* * *

Обсудив с любимым супругом и Оксаной свою страшную находку, Леночка все же ощущала какую-то недосказанность! Именно поэтому она решила позвонить маме и поделиться своими переживаниями еще и с ней! Все-таки, лучшая подруга в опасности, кто как не любимая мама расставит все по своим местам, утешит, а может, посоветует, как вытащить Оксану из плена ее ужасного брака! 

- Мама! — закричала в телефонную трубку Леночка, — я тебе сейчас такое расскажу!

- Доченька моя, что стряслось? — опешила мама.

- Ты в отношениях с папой никогда не использовала пилу? — выпалила вдруг Леночка и сразу же прижала ладошку к губам, испугавшись собственной глупости.

- Использовала…

- Да ты что! – воскликнула Леночка. — Так у меня это наследственное?

- Как-то раз я помогала твоему отцу спиливать елку к Новому году, а в чем, собственно, дело? Муж принуждает тебя к тяжелому физическому труду? Хочешь, я поговорю с ним?

- Нет-нет, — замялась Леночка, — это так, к слову пришлось. Вообще-то я по другому поводу тебе звоню. Представляешь, Оксанин муж читал в клубе стихи! И не просто какие-нибудь обычные стихи, а матерные!

- Ай-я-яй! — взволновано воскликнула мама.

- Ай-я-я-яй! – прощебетала Леночка.

* * *

На следующий день, проводив супруга на работу, Леночка позвонила своему любовнику.

- Геночка, родной мой, — воскликнула она, — когда же мы увидимся?

- А давай прямо сейчас! Приезжай ко мне!

- Но сегодня же рабочий день, — смутилась Леночка.

- Слушай, я же твой шеф, не парься! К тому же у меня дома есть компьютер, почту и «Живой Журнал» ты сможешь прочитать прямо здесь!

- Геночка, ты просто чудо! – воскликнула Лена и принялась собирать вещи. 

«Так, гвозди, скотч, наручники, велосипедная цепь, — перечисляла про себя Лена, — кажется, ничего не забыла! Эх, ну и подлец все-таки у Оксанки муж! Стихи удумал читать на публике! И не просто какие-нибудь обычные стихи, а матерные! Какой позор! Какая безнравственность! Куда катится этот мир», — произнесла она уже вслух, пытаясь засунуть пилу в уютную дамскую сумочку.